© 2013 galina rizov_1

Антонина Шекарова. Ее жизнь и семья

Вера Николаевна Головина продолжает рассказ о судьбе своих предков. Первая статья посвящена была ее прадеду священнику Казанской епархии Иоанну Спиридоновичу Шекарову. В сегодняшней речь о старшей дочери священника Антонине Шекаровой (в замужестве Рыжовой).

Мы в семье считаем, что наша бабушка была самой красивой изо всех сестер: русые, волнистые волосы, умный, высокий, чистый лоб и большие, выразительные, голубые глаза.
До 11 лет Тонечка училась в школах тех сел и городов, куда переводили отца, а в 1900 году, выдержав испытательные экзамены, первой из сестер поступила в Казанское женское епархиальное училище. Обучение в училище было платным, 250 рублей в год за пансион и обучение, но за дочерей церковно и священно служителей Казанской епархии, родители, делавшие регулярные отчисления, платили в два с половиной раза меньше. На год поступления Тони плата составляла лишь 110 руб. в первый год, и 100 руб. – в последующие. [1]
Известно, что в 1903 г. (возможно, что и в другие годы – тоже) подавал «диакон с. Столбищ, Казанского уезда Иоанн Шекаров» среди прочих священнослужителей, прошение о зачислении дочерей на полное епархиальное содержание. Съезд благочинных епархии удовлетворение просьбы передал на усмотрение училища. Однако неизвестно, было ли «наше» прошение рассмотрено положительно.

Бабушка не часто рассказывала о годах, проведенных в училище, но всегда эти воспоминания были теплыми, и чувствовалось, что доставляют ей удовольствие. С ее слов мы знаем, что девочки – старшеклассницы имели «подшефных» в младших классах и отвечали за них, помогали привыкать к жизни вдали от родителей, следили за их учебой и даже за внешним видом.
Бабушка рассказывала, что у нее была одноклассница Лара Кармальская. В «Разрядных списках ученицъ Казанскаго епархіальнаго женскаго училища 1900-1901 учебнаго года», помещенных на сайте «Фотопрогулки» [2] –  нашлась такая девочка. Ее полное имя еще красивее, чем мы всегда считали – Иллария, и это тоже было сродни встрече с хорошей старой знакомой.

По большей части, в свободное время воспитанницы училища вязали «бумажные» чулки и сами в таких же ходили, но девочки из более состоятельных семей могли себе позволить «фельдеперсовые» чулочки. Спальни девочек располагались в больших комнатах, где стояли рядами кровати, и они сами заправляли постели и отвечали за порядок. Условия, надо думать, были спартанскими. Дисциплина, закалка, учеба, службы. Все просто и понятно, как жизнь в родительском доме и как предстоящая жизнь. Надо только хорошо учиться.
Изо всей чехарды времен чудом сохранилась рукописная копия аттестата, по ней видно, какие предметы изучала Тоня, и каковы были оценки по ним. У заботливой и хозяйственной маминой помощницы в аттестате стояло «отлично» по домашнему хозяйству и «очень хорошо» по рукоделию.

Копия аттестата А. Шекаровой *)

Наверное, в училище следили не только за духовным, но и за физическим здоровьем девочек, прививая им гигиенические навыки, которыми они могли бы воспользоваться в дальнейшей жизни. Со времени учебы в училище бабушка вынесла привычку промывать носоглотку холодной водой, втягивая через нос воду из ладошки, сложенной лодочкой, и выпуская ее через рот. Это была замечательная закалка – мы не помним, чтобы бабушка болела простудными заболеваниями. Бывало, уже много лет спустя, спрашивали ее: «Антонина Ивановна, что же, Вы, без головного убора?! Зима ведь…», а раскрасневшаяся от морозца учительница терялась, она думала, что на ней надета «менингитка», небольшая легкая шапочка, – настолько она была привычна к холоду. В то время, когда бабушка жила с нами, она, чтобы волосы у девочек были густыми и здоровыми, намазывала их нам всем перед мытьем репейным маслом.

В 1906г. Антонина получила звание домашней учительницы с правом преподавания тех предметов, по которым имела хорошие оценки. Прочитав на сайте Фотопрогулки, что обучение необязательным предметам, как то, музыка, иностранные языки (английский и французский), рисование было платным, мы поняли, почему «игре на рояли и скрипке» она не обучалась. Платить за дополнительные занятия троих учеников было бы отцу не по карману, а петь они и так все хорошо умели, да и в училище учили, как это надо делать правильно.
Полученного образования было уже достаточно для дочери сельского священника, но любознательная и способная к учебе девушка поступила в Мариинскую женскую гимназию, где проучилась в 7 и 8 классе.

В библиотеке «Общества трезвости» в г. Казань, с которой началась ее взрослая трудовая жизнь, она отработала 2 года. Бесплатная народная библиотека-читальня находилась при чайно-столовой Общества и желающие могли там читать газеты и книги «духовно-нравственного содержания». [3]

Народная читальня – чайная «Казанского общества трезвости» 1913г. Источник

Либо притяжение семьи было велико, либо начавшиеся у отца неприятности по службе были тому причиной, но только в 1910 году Тоня уехала к родителям и стала преподавать в церковно-приходской школе села Малое Подберезье, находившегося неподалеку.

Копия аттестата А.Шекаровой, оборот.

Уже тогда учителей переводили из одной школы в другую. Так, она стала учительницей в чувашской школе села Шимкусы, из которой была переведена в с. Луцкое в русскую школу из-за незнания чувашского языка. Скорее всего, именно в Шимкусах она и познакомилась со своим будущим мужем, работавшим тогда тоже школьным учителем.
01.06.1916 г. в Петропавловской церкви богатого села Слобода Петропавловская, Чистопольского уезда священник Иоанн Спиридонов Шекаров венчал свою старшую дочь с ее избранником. Рассказывают, что, получив согласие строгого Ивана Спиридоновича на их брак, Сергей скакал от радости на одной ножке от дома Шекаровых до самого своего дома.

с. Слобода Петропавловская, Храм св. апостолов Петра и Павла.

Примерно с начала 1919 года Сергей Николаевич Рыжов пополнил ряды белого духовенства Казанской епархии. В недоброе для страны и церкви время принял он это решение и тем определил свою судьбу и судьбу своей семьи.
Не зная биографии деда, сложно понять, почему так тяжко сложилась жизнь старшей дочери Шекаровых. Почему она постоянно переезжала? Бабушка говорила, что они спасались от преследований и при переездах погибли некоторые из их детей.
По датам рождения троих оставшихся в живых – Николай родился в Чистополе (1921г.), Серафим (1923г.р.) – в Алтайском крае, Серафима – в Андижане (1926г.), можно проследить часть их перемещений.

Антонина Ивановна с детьми. 1929-1930 гг.

Несмотря на все их усилия, деда Сергея судьба не пощадила, и в 1930 году на Алтае, где он служил священником в селе Николаевка, его арестовали и приговорили к 10 годам «концентрационных лагерей», как написано в Деле. В то время Анна Ахматова не написала еще своего стихотворения, но мы думаем, в нем есть то, что выстрадала тогда бабушка.

Уводили тебя на рассвете,
За тобой, как на выносе, шла,
В темной горнице плакали дети,
У божницы свеча оплыла.
На губах твоих холод иконки,
Смертный пот на челе… Не забыть!
Буду я, как стрелецкие женки,
Под кремлевскими башнями выть.

Конечно, к кремлевским стенам «матушка» не пошла, а вот слез-то пролила немало, да и лиха хватила сполна, взвалив на себя всю ответственность за детей. Чтобы репрессии их не коснулись, старалась забраться в самую глушь, где никто бы их не нашел и не узнал, что они – дети «врага народа».
Очень пригодилось ей образование, полученное в духовном училище. Интересно, что котировалось оно в советское время наравне со светским, и давало право работать в школе. Работала она «учителем-ликвидатором» в школе для взрослых в пору борьбы с неграмотностью, «учителем-заведующей» – была завучем и директором семилетки, преподавала русский язык и литературу, работала и в начальных классах. При этом сама заготавливала дрова для школы и вела кружки, приобщая сельских ребятишек к музыке.

Антонина Ивановна с учениками в с. Керлегеш

В школе с. Керлегеш был оркестр русских народных инструментов, для которого бабушка сама расписывала ноты. Видимо, занятий церковным пением, которые велись в училище, было достаточно для этого.
Одевалась она всегда строго, носила только платья (мы никогда не видели ее в юбке с блузкой) и, по большей части, обшивала всю семью сама, что видно на всех фотографиях ее детей.

Сыновья Николай и Серафим в Славгороде

Ее полная лишений, тяжкая жизнь закончилась в 82 года. Воспитанная в семье священника, получившая образование в епархиальном училище, будучи женой священника, она пронесла веру в Бога через всю жизнь, несмотря на гонения и репрессии и, наверное, это помогло ей выстоять, выжить самой и поднять детей. Не прошло даром наставление Архипастыря, сделанное девочкам при выпуске из училища. Ведь, насколько часто «искать себѣ помощи у Господа Бога и у Милосердной Матери Божіей и Нашей» приходилось ей в долгой и трудной жизни. [4]

Вообще, старых фотографий у бабушки было очень мало, видимо, сказались частые переезды и опасение иметь при себе лишние компрометирующие документы. Мы до сих пор не уверены, что человек на единственном, маленьком визит-портрете, тщательно запрятанном среди вещей бабушки, наш дед, но кто бы это еще мог быть?! Поэтому, отдавая дань уважения этому многострадальному человеку, чтим его память в этом образе.

Сергей Николаевич Рыжов

Первую информацию о деде мы нашли в «Книге памяти» Алтайского края.

Данные Книги Памяти

Среди документов «Личного дела» из спецархива Алтайского края, как привет от деда – его два письма соседскому священнику о. Гавриилу из с. Ракиты – официальное и дружеское, написанные красивым каллиграфическим почерком, приглашение на Храмовый праздник. Удивительным  образом этот почерк очень похож на почерк нашего папы, выросшего, по сути, безотцовщиной.

Письма о.Сергия  к о.Гавриилу

А какой добротой и спокойствием веет от стиля этих писем!.

По порядку, заведенному в семьях сельских священников, бабушка и в Николаевке держала корову. Наша мама помнит, что у Антонины Ивановны, как она ее уважительно называла, еще с казанских времен сохранилась форма для приготовления пасхи в виде курочки, в которой она иногда заботливо посылала своим внучкам на гостинцы творожок. Она очень вкусно готовила, в том числе стряпала замечательные пасхальные куличи и лебедей с изюмом. Так что, приезду гостей всегда были рады и любили готовиться, да еще в Храмовый праздник.

Чем занимался дед в Николаевке помимо службы в церкви? Встречался с сельчанами, бывал на конных бегах в соседнем селе, ездил в гости в другие приходы, «на кордон» за сеном для коровы, работал – обычная жизнь сельского священника. Простой, открытый и общительный, он и не подозревал, что его знакомства и ответы можно истолковать как-то иначе. На нескольких листочках  «Дела», перечитанных нами вдоль и поперек, не смогли мы найти ничего криминального, за что можно было бы осудить этого «батюшку», осиротить его троих детей и, по сути, стереть с лица земли его самого.

Вместе с тем, из этих же материалов мы впервые узнали, что родственники деда были мещанами г. Цивильска. Сам он окончил реальное училище, работал учителем в Цивильском и Чистопольском уездах Казанской губернии.

Согласно архивным данным, запрошенным далее по этим сведениям, его отец, Николай Петрович, умер, когда Сереже, старшему из шестерых детей, было всего 10 лет. Вот так, с самого начала жизнь у человека была нелегкой.

Под конец жизни, он тогда работал юрисконсультом на заводе в г. Томск, он, наконец, отыскал жену и детей в небольшом сибирском селе. Иногда и радость бывает непереносимой. Посмотрев на своих взрослых, выросших без него сына и дочь, он прожил недолго и умер в 1949 году в селе Судженское, где работала бабушка. Спустя 40 лет, в 1989г. Сергей Николаевич был реабилитирован и причислен к лику Новомучеников и Исповедников Русской Православной церкви XX века.

Дети Антонины Ивановны и Сергея Николаевича выросли порядочными людьми, любящими свою Родину. В 1939 году Николай, наш папа, еще не достигший призывного возраста, приписал себе два года и пошел добровольцем на фронт. Демобилизован был только в декабре 1946 года.

Николай Сергеевич Рыжов

Серафим Сергеевич Рыжов

Серафим был призван на войну в 1941г. с первого курса Свердловского геологического института. В звании лейтенанта он командовал взводом, отвечал за расчеты при наводке артиллерийских орудий. Погиб совсем юным в августе 1942 года в Тверской области.

Информация из приказа об исключении из списков

Серафима Сергеевна Рыжова

Серафима продолжила традицию родителей и всю жизнь работала в народном образовании.

————————-
*) Ниже приводится текст Аттестата Антонины Шекаровой.

АТТЕСТАТ

Предъявительница сего, воспитанница Казанского Епархиального женского Училища, девица Антонина Шекарова дочь священника Ивана Шекарова родилась 1889 года месяца февраля 20-го, в 1900 году была принята в число учениц означенного Училища, окончила в оном полный курс учения и при поведении отличном оказала следующие успехи:
а) в предметах обязательных:
- педагогике и дидактике – хорошие
- русском и церковно-славянском языке – хорошие
- русской словесности – хорошие
- арифметике – хорошие
- геометрии- хорошие
- географии всеобщей и русской – хорошие
- гражданской всеобщей и русской истории – очень хорошие
- физике – хорошие
- естествоведении
- гигиене – хорошие
- церковном пении – хорошие
- чистописании – очень хорошие
- рукоделии – очень хорошие
- домашнем хозяйстве – отличные

б) в предметах необязательных:
Музыке: на рояли – не обучалась, на скрипке – не обучалась
Иностранных языках: французском – не обучалась, английском – не обучалась
В рисовании: не обучалась

Сверх того, воспитанница Шекарова в продолжение 1905/6 учебного года посещала начальную образцовую при Епархиальном Училище школу и давала в оной под руководством Инспектора классов уроки. Посему, на основании § III высочайше утвержденного Устава епархиальных женских училищ, по определении Совета Казанского Епархиального женского Училища от 2го июня 1906 года, утвержденному Его Высокопреосвященством, она, воспитанница Антонина Шекарова , получает, не подвергаясь особому испытанию, право на звание домашней учительницы тех обязательных предметов, в которых оказала успехи. В удостоверение чего от Совета Казанского Епархиального женского Училища и выдан ей, девице Шекаровой сей аттестат за надлежащим подписом и приложением печати училища.

Председатель совета протоиерей Иоанн Горизонтов
Начальница училища Афанасия Федорова
Инспектор классов Священник Николай Владимирский

Члены Совета от духовенства Священник Семен Дмитриев, Священник Владимир Краснопусов
Делопроизводитель Совета Михаил Добросмыслов

Г. Казань июня 2-го дня 1906 года

——————————
[1] Источник
[2] Источник
[3] «Трезвая политика» Источник
[4] Источник

Отзывов: 14

  1. Любовь Шейкина
    24.01.2013 в 19:20 | #

    Замечательная статья о моих бабушке и дедушке. Сколько нового я узнала о них. С бабушкой Антониной Ивановной мы жили долго и дружно. Она была максималистка. Когда я пошла в 1 класс, она была моим главным наставником и помощником, старалась добиваться от меня идеального выполнения домашних заданий, а если ее что-то не устраивало, заставляла переделывать. Во время обучения в институте говорила: «Тебе перед Родиной стыдно получать четверки.» И я старалась, четверок было мало. А еще она замечательно варила варенье, ягодка к ягодке, прозрачное, необыкновенно красивое и вкусное. При этом она всегда упоминала, что такое варенье ее научили варить в училище на уроках домоводства.

    • Любовь Шейкина
      24.01.2013 в 19:25 | #

      О дедушке Сергее Николаевиче знаю очень мало. Но из рассказов бабушки запомнила, что он очень хорошо пел, у него был бас. Силами учителей двух соседних поселений ставили оперу «Иван Сусанин». Дед исполнял партию Ивана Сусанина, а бабушка – партию Антониды. Ай да учителя! Любовь.

  2. Пушкарёв Александр
    25.01.2013 в 19:31 | #

    Как историк-профессионал признаю: ИЗРЯДНО! Текст стилистически достойный, выверенный, логичный, хорошо структурированный. Интереснейшая фактография. Концептуальная глубина.
    В настоящее время уже откристаллизовалось относительно новое научное направление: «История семьи», которое представляет интерес уж как-нибудь не краеведческий, но фундаментальный. Благодаря большому количеству стихийно предпринятых многими россиянами усилий существенно обогащается источниковая база академической науки и возникают предпосылки к написанию многотомной, пожалуй, обобщающей «народной» истории ХХ века. И будет она уж как-нибудь интереснее и справедливее «Архипелага…», поскольку оголтело-непримиримому, мстительному Александру Исаевичу явно недоставало своей.

  3. Александр Пушкарёв
    25.01.2013 в 19:57 | #

    Ну, вот и прекрасно! Относительно новое научное направление «История семьи» пополняется ещё одним внятным, гармоничным, добросовестно написанным повествованием.
    Обогащается источниковая база для неизбежного в России написания содержательного обобщающего труда – своего рода «Народной истории ХХ века». Не всё же, что у нас есть, на откуп и поругание бесконечно мстительным Александрам Исаевичам отдавать!
    Вера Головина,например, проявляет не только абсолютную осведомлённость в предмете исследования, но ещё и происхождением, традиционным воспитанием своим обусловленные кротость и ответственность. Всё это очень по-русски, приближенно к А.С. Пушкину, то есть с любовью к тому самому Отечеству,каковое нам Бог дал.

  4. Вера
    25.01.2013 в 21:34 | #

    Саша, спасибо, дорогой! Идея, безусловно, интересная, создать всеобщую народную историю России через историю семьи. Только, думается, это просто неподъемная задача. Все мы разные как по имеющемуся у нас «материалу», так и по возможности его реализовать. Этот процесс, скорее всего, еще долго будет оставаться стихийным и Нобелевская премия не скоро дождется даже номинанта в этой области.
    А вот, что, мне кажется, будет более реальным, все больше людей будет заинтересовано именно в том, чтобы из века ХХ двинуться глубже к истокам своей семьи, найти то место, откуда они были «вырваны», восстановить разорванную цепочку рода. И в этом плане помощь таких сподвижников, как Галина, вводящих в оборот все новые имена и факты из нашей истории, которые скорее найдут нас, чем мы, в архивах не работающие, найдем их, просто бесценна и достойна если уж не поклонения, то общественного одобрения и признания. Мне нравится, что здесь История, пусть даже отдельно взятого региона, делается чистыми руками и с любовью. А на таких фактах уже и фундаментальной науке будет на что опереться.

  5. Матюшина Надежда
    26.01.2013 в 10:40 | #

    С непередаваемым волнением читаю историю своих предков. До этого момента жили как сироты, не зная своих корней. А сейчас у нас появилась семья, которой мы гордимся. И какие переплетения судьбы! Города Славгород и Томск прослеживаются и в нашей семье. В Славгороде родился мой дядя, он же внучатый племянник Антонины Шекаровой, а в Томске живет мой второй дядя. В ноги кланяюсь Вере за ее труд

  6. Екатерина
    26.01.2013 в 17:03 | #

    Достойные люди! Есть на кого равняться и кем гордиться деткам.

    • Вера
      08.02.2013 в 18:43 | #

      Спасибо, Екатерина, за Ваши добрые слова. Мы действительно, очень высоко ценим своих родителей и всех их родных. Среди них не было ни одного недостойного человека и мы рады, что история нам это каждый раз подтверждает. Конечно, недостатки были у всех, но, по большому счету, стыдиться ни за кого не приходится, хоть и были они простыми людьми.

  7. Вера
    27.01.2013 в 05:19 | #

    Надя, спасибо за отзыв. Замечательно, когда вдруг находится необходимая тебе информация, я это испытала. Хорошо, если есть родственники, могущие сообщить сведения о людях безвозвратно ушедших. Однако, со временем это все сложнее осуществить, теряется семейная память и остается только надеяться на иные источники. Поэтому, я благодарна электронным источникам, в первую очередь базам данных Общества «Мемориал», в которой содержатся сведения о погибших в Великой Отечественной войне и «Книге Памяти» – о репрессированных в годы становления Советской власти. Это колоссальный труд многих заинтересованных людей и людей, чья совесть не позволяет бездушно относиться к этому вопросу. Александр Пушкарёв, например, отвечал за один из выпусков по Белгородской области и знаю, насколько въедливо работал с документами по «своему» году.
    Многие сведения были предоставлены Национальными архивами республики Татарстан, республики Марий-Эл, республики Чувашия и архивом Алтайского края. Им должна быть адресована наша благодарность за то, что они хранят такие ценные документы, на основе которых можно хоть как-то восстановить историю семьи. Ведь и «Историю Большеключинского прихода», с которой все началось и за что земной поклон Сергею Егорову, я тоже нашла в Интернете.

  8. galina
    27.01.2013 в 10:29 | #

    Читаю отклики на статью Веры и размышляю вот о чем. Время парадоксальным образом работает на нас, увлеченных своими родословиями.
    С одной стороны мы радуемся, что появилось такое потрясающее явление как всемирная паутина или Интернет, принесшая в нашу жизнь возможности, о которых наши родители и помыслить не могли. Все больше появляется русскоязычных сайтов с разного рода исторической справочной информацией. Правда, Россия, как всегда, отстает и в этом от западных стран. Там оцифровываются (именно оцифровываются, а не переводятся в микрофильмы, как у нас) огромные архивные массивы. Но все-таки что-то делается и в нашем отечестве, лед весьма осторожно трогается… И это помогает уже в родоведческих изысканиях, о чем поведала Вера.
    Но с другой стороны, уходят наши родители, дедушки и бабушки, чья жизнь пришлась на середину и даже начало прошлого века. Память же их сохраняла истории семей, уходящие корнями в совсем уж ныне далекий для нас век XIX.
    Приходится сожалеть, что большинство из нас или многие, пишущие ныне семейные хроники, обратились к этой теме в зрелые годы, когда ушли наши родители, не говоря уж о предшествующем поколении. Знаю это по себе и своему мужу, со слов многочисленных знакомых, с которыми свело меня увлечение генеалогией. В недоброй памяти советские годы многие вынуждены были скрывать свое происхождение, и не только потомки дворян, духовенства. Кажется, не было сословия или «класса», которого не коснулась беда классовой борьбы и ненависти, активно прививавшаяся правящей партией в сталинский период. Оказалась разорвана естественная связь, утрачены целые пласты народной истории, памяти. На сколько богаче, содержательнее могла бы быть история семей, если бы не эксперимент над целой страной и народом ее, начало которому положил переворот 1917 года.
    И я разделяю радость откликнувшихся здесь: замечательно, что сегодня увлеченные и неравнодушные потомки стремятся не просто изучать историю своих семей, но готовы «превратить это в пожизненное служение истории рода» и поделиться своим обретенным в нелегких трудах знанием.
    Вот именно для этого я и веду страницы своего блога, посвященные прошлому Казанской епархии, приходскому духовенству ее, самому большому слою духовенства Российского, несшего слово Божие в народ и жившего одной с ним жизнью.

  9. Николай Шейкин
    27.01.2013 в 19:30 | #

    Спасибо, очень интересно!!!

  10. Вера
    28.01.2013 в 06:28 | #

    Коля, замечательно, что тебя заинтересовала эта тема. Поверь, знать свои корни – это здорово. Может быть присоединишься к моей работе? Буду рада молодым помощникам!

    • Рыжова Надежда
      28.01.2013 в 15:59 | #

      Надежда Рыжова
      17:34
      Спасибо, Вера! Очень интересно было увидеть итог твоей огромной работы – историю семьи Шекаровых. По крупицам, много лет ты собирала воспоминания, фотографии, факты и документы. И вот-прекрасный итог. Думаю, что всем потомкам Шекаровых будет интересно и полезно прочитать твои статьи. Ведь не в каждой семье знают о своих корнях. Хочу выразить благодарность В.Галанину, ведь благодаря ему мы все увидели свою малую Родину-Петровское. Огромная благодарность Галине! Трудно было даже предположить, что такие документы существуют в архивах. Знаю, что у тебя, Вера, есть что всем нам рассказать. Будем ждать. Удачи тебе!

  11. Вера
    02.02.2013 в 13:55 | #

    Надя, я продолжу этот рассказ немного позже, но сразу хочу предупредить, что информации, к сожалению, у меня очень мало по братьям и сестрам бабушки. Если бы их потомки могли рассказать о них хотя бы сами, было бы замечательно, а так… Только то, чем располагаю…

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>