© 2018 galina v_n_belkovich_9

Владимир Николаевич Белькович

Бельковичи. Отец и сыновья.
Вера Михайловна Корнеева

Корнеева В.М.

Владимир Николаевич Белькович (1869-1942)

Владимир Николаевич, пожалуй, самый решительный и напористый из пяти братьев.
После дополнительных исследований оказалось, что он единственный из братьев, не получив высшего образования, имея за плечами только полный курс Казанского реального училища, достиг поразительных результатов в профессиональной, земской и общественной деятельности. Он, как и его братья – Николай и Павел, поступал в Академию художеств в Петербурге, но не выдержал вступительных экзаменов.
Его достижения трудно описать в рамках нескольких страниц.

В Чувашской энциклопедии читаем о нем как о совладельце фабрики гнутой и столярной мебели на железнодорожной станции Урмары.
«УРМАРСКАЯ МЕБЕЛЬНАЯ ФАБРИКА построена в 1903–04 близ железнодорожной станции Урмары дворянином В.Н. Бельковичем (являлся её совладельцем до кон. 1908) и купцом Н.П. Курбатовым как фабрика гнутой и столярной мебели. В 1904 изготовлена первая партия мебели из мест. древес. пород (дуб, клён); к 1906 её ассортимент насчитывал более 50 видов. Для налаживания производства были приглашены специалисты-мебельщики из западных губерний (поляки, немцы, чехи), однако основную массу рабочих (в 1910-х гг. 150–200 чел., из них 40–50% жен.) составляли крестьяне окрестных селений. К 1910 фабрика имела склады на Нижегородской ярмарке, в городах Казань, Царицын, Ростов-на-Дону. Урмарская мебель успешно конкурировала с продукцией мебельных фабрик городов Рига и Варшава, получала награды на международных выставках в Антверпене (1906), Брюсселе (1907), Гааге (1908), Париже, Флоренции, Казани (1909)…».
Автор: Ю.В. Гусаров.

К работе фабрики Владимир Николаевич подходил научно и творчески. Он разработал техническое обоснование изготовления гнутой мебели из местных твёрдых древесных пород, руководил строительством и оборудованием фабрики и был ее совладельцем до 1909 года.

Сохранилась форма бланка этой фабрики (их архива Ю.В. Гусарова).

В прошлом эта фабрика очень часто изготавливала изысканные гарнитуры дворцовой мебели с ее роскошными горками и грациозно инкрустированными буфетами, внушительными обеденными группами и изящными креслами. Ее изделия завоевывали золотые и серебряные медали на международных выставках.

Фабрика гнутой и столярной мебели Курбатовых и Бельковича гремела, собирая медали на выставках в Брюсселе и Париже.

Дошедшие до наших дней сведения о фабрике говорят о многом, но поразительно, что и в наше время ее изделия пользуются спросом и дорого продаются. Они выставляются на продажу во многих  антикварных и интернет-магазинах.  Каждое изделие имеет бирку с обратной стороны. Ниже представлена ее форма.

На следующих фотографиях видим два кухонных гарнитура этой фабрики, выставленных на продажу. Первый приобретён неизвестным лицом в собственность в 2018 году.


Относительно второго читаем: «Внимание, а вот и одно из произведений искусства всемирно известной фабрики «Курбатов и Белькович» по производству эксклюзивной мебели. Изящество, с которым выполнен этот кухонный гарнитур, способен затмить все остальные виды мебели».

Рабочий столик этой фабрики с биркой был  также обнаружен в запасниках в реставрационный период музея Е.А. Боратынского и сегодня он используется в одной из рабочих комнат музея. История его появления в усадьбе неизвестна, но учитывая долгую совместную деятельность братьев Бельковичей с Александром Николаевичем Боратынским можно предположить, что он был подарен последнему владельцу дома Боратынских.

Параллельно, работая как совладелец фабрики, Владимир Николаевич активно занимается земской деятельностью.
С 1902 по 1905 годы Владимир Николаевич — земский начальник 5-го участка Цивильского уезда Казанской̆ губернии (ныне Республика Чувашия).
С 1905 по 1908 — председатель Лаишевской земской управы.
С 1908 по 1911 год — член Казанской Губернской земской управы.
В 1909-м году — член комитета по организации Международной выставки в Казани как председатель Лаишевской земской управы. С 1913-го Владимир Николаевич — председатель Земского собрания Казанской губернии в Лаишево, где заведует отделом кустарного и профессионального образования.
Земская деятельность Владимира Николаевича продолжалась вплоть до революции и была результативной, о чем свидетельствуют документы.
Владимир Николаевич был трижды участником Съезда деятелей кустарной промышленности в Санкт-Петербурге. А в 1913 году входил в состав организационного бюро по подготовке III Всероссийского съезда деятелей по кустарной промышленности. По результатам Второго съезда 19.10. 1911г. им сделан доклад «По вопросу о союзной земской организации для сбыта кустарных изделий». [1]

В Российской государственной библиотеке находится его обстоятельный доклад «Основные руководящие положения, принятые Казанским губернским земством в первоначальных работах по развитию профессионально-ремесленных знаний в среде сельского населения губернии «/ [Чл. Казан. губ. зем. управы В.Н. Белькович]. – Казань: лито-тип. И.Н. Харитонова, [1909]. – 7 с.; 23. – (Казанский областной съезд представителей губернских земств. 1909 г. [Материалы]; № 20).
В своей неопубликованной книге «19 лет на земской службе» Н.А. Мельников пишет:
«Братья Владимир и Николай Николаевичи Бельковичи, губернские гласные от Лаишевского уездного земства, были горячими и преданными земскому делу работниками.
Наиболее способный и обладавший большей инициативой Владимир Николаевич был некоторое время председателем Лаишевской уездной земской управы, а затем был избран членом губернской земской управы. Оба они были заметно проникнуты «народническими» идеями. Деревня, крестьянство — вот место и среда, где больше правды и где все главное и основное. Мягкий, сердечный и мечтательный Николай Николаевич даже и женился на крестьянке «по принципу» и жил в своей деревеньке Надеждино, стараясь в бытовом отношении по-крестьянски организовать свою внешнюю жизнь.
Владимир Николаевич обладал мятущейся душой, имел некоторую склонность к оппортунизму и, предпочитая, иногда больше на словах, чем на деле, деревенскую обстановку, не был столь цельным и стильным, как его брат».
Мельников отмечает, что как в Лаишевском уездном, так и в губернском земстве В. Н. Белькович сделал немало полезного. Безусловно оценка, данная Н.А. Мельниковым спорна и не совсем точно отражает действительность. Тем не менее, в книге он неоднократно пишет об активной деятельности всех братьев Бельковичей.
Владимир Николаевич, будучи членом Казанской губернской земской управы и заведующим отделом профессионального образования, непосредственно занимался организацией открытия Чебаксинской художественно-ремесленной учебной мастерской, выезжал в Чебаксу для выбора участка земли под строительство мастерской.

В истории художественно-ремесленных учебных мастерских Казанской губернии начала ХХ века читаем: «В разработке уставов мастерских приняли участие земские деятели, члены Технического совета Владимир Николаевич и Николай Николаевич Бельковичи, Александр Николаевич Боратынский, художник и преподаватель Казанской художественной школы Николай Иванович Фешин. Одновременно с разработкой проектов уставов В.Н. Белькович направил письмо А.Н. Бенуа и К.И. Келлеру с просьбой поддержать ходатайство о денежной субсидии на открытие мастерских от Министерства торговли и промышленности».
Проекты уставов мастерских рассматривались на 45 губернском земском собрании в январе 1909 года, а 15 марта последовало утверждение Министерства торговли и промышленности двух школ – Чебаксинской и Пестречинской. [2]

Наряду с братской дружбой Владимира Николаевича и Николая Николаевича связывала и обширная совместная деятельность и не только земская. Они решали многочисленные вопросы связанные с Казанской художественной школой, неоднократно избирались в Попечительский совет школы, состояли в организационном комитете международной выставки в Казани в 1909 году. Оба часто бывали в доме Боратынских при обсуждении самых разнообразных вопросов. Их совместные замыслы, казалось, были бесконечными. Но им не суждено было сбыться из-за безвременной кончины Николая Николаевича.
Дружба братьев и их детей была настолько крепкой, что сын Николая Николаевича Михаил и дочь Владимира Николаевича  Ольга полюбили друг друга и были женаты, но жизнь Михаила оборвалась мгновенно. Он был расстрелян в 1937 году.

В книге памяти Республики Татарстан читаем:
Белькович Михаил Николаевич (1899)
Дата рождения: 1899 г.
Место рождения: г. С.-Петербург
Пол: мужчина
Национальность: русский
Профессия / место работы: художник, работал по частным заказам
Место проживания: г. Казань, Лихачевская ул., д. 16, кв. 3.
Дата расстрела: 16 декабря 1937 г.
Место смерти: в г. Казань.
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1 ноября 1937 г.
Обвинение: за «контрреволюционную и антиколхозную агитацию, дискредитацию руководителей партии и соввласти.
Осуждение: 13 декабря 1937 г.
Осудивший орган: Тройкой НКВД Татарской АССР
Приговор: ВМН, конфискация имущества.
Дата реабилитации: 17 мая 1989 г
Поводом служило прежде всего дворянское происхождение и иммиграция сестры Александры Фешиной.
В присутствии четырёх понятых произвели обыск. В квартире ничего существенного не нашли. Забрали чемодан рисунков и бумаг.
Ольга, прожив долгую жизнь, так и не перенесла утраты мужа и замуж больше не выходила.

Имеется множество фотографий братьев Бельковичей, но одна из них особая, которая есть не только в семейных архивах, но она поступила в 1975 г. в дар от О.А. Храмцовой, правнучки Е.А. Боратынского в музей Боратынского.
Фотография в рельефном паспарту выполнена в фотоателье П.С. Жукова в Санкт-Петербурге. Среди посетителей фотоателье Павла Семёновича Жукова были: М. Горький, С. Есенин, А. Дункан, А. Павлова, Л.Н. Толстой, П.И. Чайковский, А.Г. Рубинштейн и многие другие лица, знакомые нам с детства и оставившие большой след в истории нашего государства. На их творчестве и искусстве воспитывалось и росло не одно поколение.
Нижняя часть фотографии оклеена плотным коричневым листом бумаги, на котором рукой К.Н. Боратынской написано: «Николай Николаевич Белькович. Основатель Художественной школы в Казани. 1897 г./8». Предполагается что дата говорит о времени поступления К.Н. Боратынской в художественную школу.
Фотография в семье оказалась не случайно. Братья Бельковичи были связаны с семьёй Боратынских многие годы. По воспоминаниям родных расстрел А.Н. Боратынского все братья Бельковичи перенесли как утрату близкого и дорогого им человека. Слишком многое их связывало.

С Ксенией Николаевной Николай Николаевич общался и после революции вплоть до своего ухода из жизни.
Революция, наряду с преобразованиями, ознаменовала себя жестокостью и волной репрессий. Аресты, расстрелы, допросы, ссылки шагали в ногу. Казалось, что часть общества только и ждала того, чтобы реализовать злость, зависть, самые низменные интересы в мщении и клевете на представителей дворянского сословия. Страх витал во многих семьях. Витал он и в семьях Бельковичей. Многое не говорили, либо не договаривали. По возможности умалчивали о дворянском происхождении, об иммиграции Фешиных, не пытались вернуть имущество и земли. Сохранили в тайне фотографии, важные документы, часть драгоценностей. Рассовали их по родственникам и знакомым. Непонятно, каким образом моя мама (Белькович Татьяна Николаевна) пронесла важнейшие документы и некоторые фотографии через годы ссылки в Сибирь, испытав издевательства, унижения, голод и многое другое. Спустя более ста лет мне по крупицам приходится разыскивать, расспрашивать, сопоставлять и сознавать, как многое утрачено не только для семьи и поколений, но и для истории Татарстана.
Владимир Николаевич один из первых в семье познал жернова репрессий. Мотивом к аресту послужило стремление оказать помощь голодающим.

Белькович Владимир Николаевич (1869-1921) служащий, артель <Союз>., житель: г. Казань Арест: 1921.09.13 Арестован Обв. (<созыв нелегального собрания, комитета помощи голодающим>) Приговор: Коллегией Всетатарской ЧК 1921.10.26 дело прекращено. Реаб. 1998.11.10, основание: реабилитирован (Книга памяти Республики Татарстан).

Личная жизнь Владимира Николаевича была не простой, был женат трижды, но первые две жены умерли рано.
Первая жена – крестьянка Устинья. Из-за принадлежности к разным сословиям В.Н. и Устинья не могли вступить в законный церковный брак. В их семье родилось двое детей: Дмитрий и Мария, но В.Н. дал им свою фамилию и занимался их воспитанием и образованием также, как и законнорожденными детьми. Дмитрий окончил Казанское реальное училище, затем три курса Казанского университета. Мария обучалась в гимназии, затем получила педагогическое образование и долгие годы учительствовала.
Вторая жена Владимира Николаевича – Анна Николаевна Ляхова (1868 – 1905) была дворянского происхождения и в период с 1900 по 1904 гг. родила троих детей: Ольгу, Нину, Игоря. После рождения Игоря Анна Николаевна прожила недолго и скончалась от рака в 1905 году. Владимир Николаевич тяжело переживал утрату. Отвлечься от тяжёлых мыслей помогали увлечённость в работе и забота о детях, которых на руках вдовца осталось пятеро.

Во время работы земским начальником Цивильского уезда Владимир Николаевич пишет своему бывшему секретарю А.П. Шишкину [3]:.
«… Я, вопреки ожиданиям, опять избран на должность председателя управы. Говорю «вопреки ожиданиям», потому что летом до выборов гласных против меня и вообще против всей нашей фамилии повели жестокую интригу, выставив нас опасными по политическим убеждениям. Орудовал всем этим делом, главным образом, Дмитрий [Петрович] Арцыбашев, благодаря чему всех нас братьев в гласные забаллотировали. И первоначально среди гласных действительно было настроение против меня очень неважное. На собрании же, к которому я, конечно, подготовился назубок, отношение заметно ко мне улучшилось даже среди гласных «зубров». О служилых не говорю – они, что называется, шли за меня стеной. В конце концов, при выборах я получил избирательных 25, а неизбирательных 10, но т.к. при баллотировке выяснилась вся мерзость поведения Арцыбашева, то я взял, да и махнул заявление председателю собрания об отказе от должности. Это заявление так всех отрезвило, что все мои противники явились ко мне с просьбой взять это заявление обратно, причем заявили, что они голосовали против меня по сплошному недоразумению. После этого мне уже ничего не оставалось, как взять действительно заявление, и я теперь опять упрочился на службе. Но теперь новое волнение – является возможность попасть в губернскую управу. Вот мысли-то опять колются. Только хорошо устроиться всей семьёй в Казани – ведь и маленькие-то девочки достигают учебного возраста. С другой же стороны служба председателя уездной управы, конечно, несравненно интереснее и самостоятельнее, чем члена губернский управы. Хочу представить дело его естественному течению, отдавшись непосредственному выбору при самовыборах. С семьёй я сейчас устроился так, что к девочкам пригласил учительницу, и она же заведует хозяйством. Не скажу, чтобы последнее шло очень гладко, но зато доволен тем, что дети ее любят и к занятиям относятся серьезно, а ведь это не всем удается приручить к себе. Рождество у нас идет очень невесело. Захворали Нина и Игруша, причем Нина слегла серьезно – опасаюсь, не начинается ли воспаление легких крупозное. Доктор сегодня выслушивал и пока что утешает. Сам я просто насилу наладил, а то просто хоть брось все дела – так я не привык к одиночеству. Как – никак, а большого и верного друга как жена, быть не может и заменить ее никто не может. Большое, конечно, утешение – ребята: все они у меня прекрасно сердечные, любящие. Митя — это что[-то] удивительное: такого добросовестного разумного отношения к делу я никогда еще не видал и думаю, из него, вероятно, [выйдет] дельный учёный – математик. Маша тоже с очень хорошими способностями, но как девица, конечно, легкомысленнее. Вообще, детьми я доволен до последней степени. Но я думаю, что и у вас ребята будут прекрасные… Я очень рад всегда твоим письмам. До свидания. Глубокий привет всем Вам.
В. Белькович»

Читая это письмо, можно видеть у этого человека не только наисерьезнейшее отношение к работе, но особое тепло, сердечность, любовь и заботу о своих детях, оставшихся без матери. Всё это принесло свои плоды. Все дети были наидостойнейшими людьми, а один из них стал величайшим учёным, о котором будет сказано чуть ниже.

Нижний ряд: Михаил (сын Николая Николаевича), Игорь (сын Владимира Николаевича), дочь няни. Верхний ряд: Владимир Николаевич и две его дочери (Ольга и Нина), неизвестный мужчина, няня, Александра (дочь Николая Николаевича), кухарка и горничная. Снимок сделан приблизительно в 1910 году.

В дальнейшем детей Владимир Николаевич поднимал со своей третьей женой, Лидией Михайловной, урождённой Преображенской. В этом браке родился сын Олег, погибший в Великую Отечественную войну. Эшелон с новобранцами, отправленными на фронт, был уничтожен немецкими бомбардировщиками. Олег находился в этом эшелоне.
По воспоминаниям Татьяны Михайловны Гусевой (дочь Михаила Николаевича) интересна история их женитьбы: «Преображенская была намного моложе Владимира Николаевича. По профессии она преподаватель – филолог. Работала в Ленинграде. Познакомились они необычно. Лидия Михайловна спросила В.Н., почему у него два кольца на пальце. Тот ответил, что дважды вдов. Она попросила разрешения померить кольцо, а на следующий день заявила, что не снимет (т.е. предложила себя в жены). В.Н. ответил, что примет решение, посоветовавшись с детьми. Те решили, что ему стоит привести домой женщину, которую можно назвать матерью. Так и женился».

Братья Бельковичи всегда были близки к простому народу. Первая жена Владимира Николаевича – крестьянка Устинья. Интересен взгляд правнучки Владимира Николаевича и Устиньи – Елены Словесновой на браки родственников того времени и причину победы большевиков:
«Интересно, что не только Н.Н. Белькович, но и многие родственники женились на «простых» людях. Моя бабушка и д. Митя – от крестьянки. Дядя Митя, образованнейший интеллигент, женился на т. Пане – неграмотной женщине.
Бабушка венчалась в 1914 году в Петербурге, будучи студенткой, тоже с крестьянином из деревни. Дед был с тяжелым характером, болел и лучшие кусочки в то время ни детям – ему. Бывало, не разговаривали по полгода. Жила в крестьянской семье у свекра со свекровью, не приученная к крестьянскому труду, где жили еще 2 брата мужа с семьями. Все уходили в поле работать, а ей доставалось домовничать по хозяйству. Всем постирать, приготовить еду. Скотина и все дети – тоже на ней, но никогда не слышала жалоб на тяжелую жизнь. Отношение к ней, как к барыне белоручке, но постепенно она научилась всему. И доить, и косить, и всю крестьянскую работу делать. Не давалось ей молотить цепами. Она говорила, чтобы попасть в «такт» все ходили по кругу и били цепами по очереди – выбивали зерно из снопов. Надо было никого не опередить и не отстать. Бабушка вспоминала: «Я и пела, и считала – ничего не выходило». Свекор научил: » Ты прикинься дурочкой, бей наотмашь, как получится». И дело пошло, стало получаться.
Никогда ни про кого плохого от бабушки не слышала, относилась к людям с уважением. И ей платили тем же. Бабушку любили, уважали, ценили ее мнение.
Я, будучи школьницей, задавалась вопросом, как высокообразованные люди, имея и власть, и деньги, и армию, проиграли большевикам. С возрастом поняла, что такие люди как бабушка, д. Митя никогда не вырвут себе кусок, не оболгут человека, не будут врать и подхалимничать, ни за какие коврижки. Они лучше будут молотить цепами.
Вы, Вера Михайловна, 1941 г.р., я – 1955, но кажется, что мы жили в разные века. Ну и прошел «каток» по вашей семье. Это вашу жизнь так изуродовали за то, что мама не того сословия и ее сестра уехала в Америку. Слава Богу, что Фешин уехал, он бы просто не выжил здесь, и не факт, что «каток» не проехал бы по его семье. Возможно также реабилитировали в 20… каком – то году, и не было бы художника…»»

После революции жизнь бросала этого энергичного, ищущего человека по разным учреждениям и городам. Он искал работу, где мог бы применить свои знания и опыт.
В 1925-1930 годах пересекается область деятельности с братом Павлом Николаевичем. Владимир Николаевич работает заведующим отделом Управления лесами Народного комиссариата земледелия Татарской АССР (г. Казань). Выезжая в командировку в Нижний Новгород, с целью изучения цен и условий реализации мочала, мочальных изделий, санного полоза, клёпки и пр., он досконально изучил и выполнил поставленные перед ним задачи. Читая его отчёт начальнику Управления лесами понимаешь, как серьёзно, грамотно и ответственно он отнёсся к поручению. Безусловно помогли опыт работы на фабрике и связь с братом, имеющим специальное образование (выпускник Лесного института в Санкт-Петербурге).
Последние годы жизни он жил в Ленинграде, где работал служащим. Умер в 1942 году от голода во время блокады.
Всех детей Владимир Николаевич вырастил достойными людьми, каждый из которых служил своему Отечеству.
Большой вклад в науку внесли сын и внук Владимира Николаевича – Игорь Владимирович и Олег Игоревич Бельковичи.

Игорь Владимирович Белькович, выпускник Казанского университета, по профессии «астроном», прожил всего 45 лет, успев защитить кандидатскую и докторскую диссертации и сделав ряд научных открытий. Работал в Астрономической обсерватории им. В.П. Энгельгардта в Казани. Получил и обработал ряды гелиометрических измерений Луны, создал новый метод для решения задачи о вращении Луны.
Всю свою сознательную жизнь он посвятил изучению Луны и достиг в этой области выдающихся результатов.
В 1949 сконструировал специальный горизонтальный астрограф с целостатом и дополнительным зеркалом, но прибор не был доведён до рабочего состояния из-за смерти учёного и его создание было завершено лишь в 1958 году учёным Хабибуллиным.
За научные заслуги Игоря Владимировича Международный Астрономический Союз (МАС) один из лунных кратеров назвал его именем «Белькович».

Олег Игоревич Белькович (сын Игоря Владимировича) родился в 1934 году, окончил Казанский университет в 1957 по специальности «радиофизика». Свою трудовую деятельность начал с инженерной должности в Казанском университете. В 1966-1967 годах в течение 5 месяцев проходил научную стажировку в Англии в Шеффилдском университете.
В 1970—1976 — заместитель директора обсерватории по научной работе, в 1976—1991 — директор.
Основные труды Олега Игоревича в области метеорной астрономии. Он является автором более 150 научных работ. Научные заслуги
Олега Игоревича так же, как и его отца Игоря Владимировича, получили мировое признание. За выдающиеся научные достижения Олега Игоревича Бельковича решением международного междисциплинарного Проекта Глобальной системы метеорных наблюдений «ГЛОБМЕТ» руководства Международного Астрономического Союза (IAU) одна из малых планет названа именем Белькович, а именно (179595) Belkovich = 2002 MK4.

Общаясь с Олегом Игоревичем, поражаешься тому, как многое он сделал в науке. Поражаешься, что в небольшом городке Казанской обсерватории ему поклоняются как божеству. Бывая там, я наблюдала как некоторые из старожилов не просто кланялись, а низко кланялись ему в пояс. Крупный учёный, великолепный организатор, познавший учёный мир многих стран, он остался житейски прост и доступен, не наживший ни богатства, ни имущества. Всё его богатство — это признание в учёном мире тех открытий, которые он совершил. Государство же ограничилось весьма скромной, даже очень скромной для такого учёного пенсией. Сопоставляя с несопоставимыми заслугами современных олигархов и чиновников, невольно думаешь: «Как несправедлив мир».

———————————–
[1] НА РТ. Ф.81. ОП. 14. Д. 36 – материал предоставлен Ключевской Е.П.
[2] НА РТ. Ф, 81, оп. 14, д. 30, л. 2, НА РТ. Ф, 81, оп. 14, д. 30, л. 8 – материал предоставлен Е.П. Ключевской
[3] Государственный исторический архив Чувашской республики, Ф. 488. Оп.2. Д.4.Л.93-98 – из архива Гусарова Ю.А

Отзывов: 5

  1. Корнеева В.М
    15.10.2018 в 15:55 | #

    Галина Фёдоровна!
    Спасибо большое за публикацию. Получила записочку от Юрия Владимировича Гусарова, в которой есть для меня очень важная пометка: «…Здравствуйте, Вера Михайловна! Дел много, поэтому отвечаю с задержкой. Очень хорошо, что продолжаете свою работу. Бельковичи того стоят. Надеюсь, новая книга увидит свет». С уважением, Ю. Гусаров.

  2. Елена
    03.11.2018 в 00:27 | #

    Вера Михайловна, я так рада, что Бельковичи «не отпускают» Вас. Это, конечно, очень интересно знать свои «корни», но это и история нашей страны, в которой жили и творили наши предки. Владимир Николаевич Белькович в своем роде самородок, какой рождался на Руси во все времена. Никак не ожидала, что в наше время можно встретить мебель его фабрики, которую называют произведением искусства, а саму фабрику всемирно известной. Я только читала, что у Олега Игоревича Бельковича есть стул с клеймом фабрики. Хоть бы «одним глазком» увидеть эту мебель.
    Только что вернулась из поездки: Ковров (Владимирской области), Нижний Новгород, Владимир. В Коврове жил тоже русский самородок (с 3-х классным образованием церковно приходской школы), знаменитый оружейник Василий Алексеевич Дягтерев. Его оружие тоже известно на весь мир, на заводе его имени сейчас работает 10 000 человек. Россия богата не только своими ископаемыми, а главное богатство – люди, которые своими талантами прославляют многие страны мира.
    Еще раз спасибо за Ваш труд, надеюсь, что новая книга будет издана.
    С наилучшими пожеланиями, Елена.

  3. Корнеева В.М
    03.11.2018 в 13:19 | #

    Елена! Огромное спасибо за столь интересный и основательный отзыв, за созвучие в стремлении и желании знать не только историю своего рода, но и историю России, богатую талантливыми и самоотверженными людьми, способными перенести любое лихолетье. Относительно братьев Бельковичей однозначно можно сказать, что все они были самородками, беззаветно служили людям и Отечеству. А информация о поездке подталкивает меня узнать о Василии Ивановиче Дегтярёве. Впервые узнала от Вас о нём.

  4. Корнеева В.М
    03.11.2018 в 13:24 | #

    Елена! А давайте совместно спланируем поездку в Казань. Там в музее Боратынского есть столик фабрики Курбатовых и Бельковича с биркой. Навестим Олега Игоревича Бельковича в обсерватории, где будут безумно рады нашему приезду.

  5. Елена
    03.11.2018 в 17:24 | #

    Вера Михайловна, с удовольствием съездила бы с Вами в Казань.
    С мужем были там года 2 назад, Казань сейчас замечательная. Я помню Казань 60-х годов, это другой город. У меня и отец и мама казанские, поэтому в детстве я там часто бывала с родителями, сейчас, к сожалению, остались только двоюродные брат и сестра. Только сейчас разговаривала со своим братом и он сказал, что Олег Игоревич приезжал к нам в гости и он его помнит, а я, к сожалению, не помню, я была маленькой, брат старше на 8 лет. А вот в Зеленодольске не была ни разу, съездила бы с радостью.
    Рядом с С.-Посадом есть усадьба Мураново, это тоже усадьба Баратынских (поэта), старый настоящий дворянский дом, который, остался в первозданном виде (не было там за годы Советской власти ни санаториев, ни заготконтор…), в отличие от других усадеб. Старинная мебель, а какие портреты – лица необыкновенные. Попробую узнать насчет мебели, чья она.
    Как что-нибудь разузнаю, Вам отпишу.
    С наилучшими пожеланиями, Елена.

Ваш отзыв на Корнеева В.М

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>