© 2016 galina brachni_obisk_191

БРАЧНЫЕ ОБЫСКИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

В ноябре 2014 г. на блоге мной была опубликована статья из Екатеринбургских епархиальных ведомостей «Обычай, по которому родители не присутсвуютъ при браковѣнчанiи своихъ дѣтей». В января нынешнего года на эту публикацию откликнулась Наталья Алексеевна Пакшина. И вот теперь могу представить читателям блога текст доклада «БРАЧНЫЕ ОБЫСКИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ», любезно предоставленный авторами - Натальей Алексеевной Пакшиной и Любовью Петровной Колесовой . [1]

Пакшина Наталья Алексеевна - кандидат технических наук, доцент кафедры «Прикладная математика» АПИ (филиала) НГТУ им. Р.Е. Алексеева.
Круг научных интересов:разработка электронных средств обучения, история информатики, математики и теории управления.
Круг интересов краеведческих: Ляпуновы (и их ближайшие родственники Шипиловы и Мессинги) и Демидовы.

Колесова Любовь Петровна - хранитель музея с. Быковка, Воротынского р-на, Нижегородской обл.

У подавляющего большинства современных читателей слово «обыск», вызывает достаточно неприятные ассоциации, возникают в памяти такие слова «арест», «задержание», «репрессия» и т.п. И, пожалуй, только историки, священнослужители и музейные работники могут сказать, что у этого слова есть и другое значение. В дореволюционной России существовал такой документ как брачный обыск.

Брачный обыск — это письменный акт, содержащий определённые сведения о людях, собирающихся венчаться в церкви, и устанавливающий отсутствие препятствий к совершению их брака.

Введение процедуры брачных обысков относится к собору 1666–1667 годов. Единообразная форма брачных обысков была составлена Синодом и утверждена указом от 30 ноября 1837 года. Это какой-то аналог современной гражданской регистрации брака, а точнее процедуре, предшествующей регистрации.
Вступавшие в брак должны были предъявлять необходимые письменные документы (приложения к обыску). Количество таких документов могло быть различным в зависимости от того являются ли жених и невеста совершеннолетними, является ли брак первым по счету, состоит ли кто из них на службе, где живут в городе или сельской местности и т.д.

Обязательными документами являлись метрические свидетельства и свидетельство о бытии на исповеди с подписями причта и церковной печатью.
Составлял брачный обыск причт церкви перед венчанием. Этот документ удостоверял, прежде всего, отсутствие родства вступающих в брак, при этом имелось в виду не только родство кровное, но и гражданское и духовное.
Результаты проведенного брачного обыска скреплялись подписями жениха и невесты, их поручителей и священнослужителей. Таким образом, запись в метрической книге о бракосочетании фактически представляла лишь итоговую запись своеобразного исследования о возможности венчания брака [2]. Обыски заносились в прошнурованные церковные книги, которые велись при храмах и хранились в ризницах на протяжении трех с половиной столетий вплоть до отделения Русской Православной Церкви от государства в начале XX века.

Пример БРАЧНОГО ОБЫСКА 1884 г. Источник

К сожалению, обыскных книг сохранилось много меньше, чем скажем метрических. Первая причина: в дореволюционный период копии метрик и исповедных ведомостей подавалась в консисторию, в отличие от брачных обысков. Во-вторых, с приходом советской власти метрические книги из церквей были переданы органам ЗАГСа. Брачные обыски власти считали документами персонального характера, и поэтому они подлежали уничтожению [3].
Одним из самых известных брачных обысков является обыск, составленный перед венчанием Александра Сергеевича Пушкина [4].

Почему авторы обратились к данной тематике? Занимаясь сбором материалов о нижегородских Демидовых, в запасниках музея села Быковка (Воротынского района, Нижегородской области) была обнаружена обыскная книга, в которой имеется немало документов, которые поведали много нового о жизни дворян Демидовых.
В рамках данной публикации рассмотрим подробно только один документ, датированный 21 мая 1863 года – а именно «Обыск № 17». Приведем несколько фрагментов их этого обыска.

Обыск № 17 от 21 мая 1863 г.

«Обыскъ № 17»
«…По указу Его Императорского Величества Самодержца Российского Нижегородской Епархїи Васильского уезда села Быковка……Церкви Священно и церковнослужители производили обыскъ о желающих вступить в бракъ. 1-е Женихъ Г. Капитан Николай Густафовъ Каргеръ лютеранского вероисповеданiя жительствуетъ (неразборчиво) занимает должность Васильского земского Исправника ». 2-е Невеста Господина Инженеръ Маiора Александра Васильевича Демидова дочь Марiя Александровна православного вероисповедания жительствовала доныне Васильского уезда села Быковка в приходе Сей Христорождественской Церкви. 3-е Возрастъ их супружеству … (неразборчиво) а именно женихъ сорока…..невеста осьмнадцати 18 лет. Оба они находятся в здравом уме. 4-е Родства между ими Духовного или плотского родства и свойства возбраняющего….5-е женихъ вдовецъ по первому браку. Невеста девица. 6-e К бракосочетанию приступают они по своему взаимному желанию согласию а не по принуждению со стороны начальства и родителей своих. 7-е По оглашению нашему делаемому нами в означенной Церкви сего года Мая 5-го. 8-е 12-го числа препятствий к сему браку ни какого и никем не объявлено. 8-е Жениху Г. Каргеру на вступлене в брак с прописанною девицею Марией Демидовой отъ Нижегородского Военного Генералъ Губернатора для беспрепятственности брака за Каргером даю свидетельство которое при сем приложено в подлиннике. 9-е По сему бракосочетанїе означенныхъ лицъ предложено совершить в упомянутой Христорождественской Церкви сего 1863 го года (неразборчиво) в указанное время при постороннихъ свидетеляхъ. 10-е Что все показанное здесь о женихе и невесте справедливо в томъ удостоверяютъ своими подписями какъ они сами, такъ и три поручителя со стороны жениха Г. Надворный Советникъ Михаилъ Дмитриевичъ Языковъ, студентъ Императорского Московского Университета Платонъ Александровъ Демидовъ и поручикъ Федоръ Александровъ Нертовскїй. Со стороны невесты Капитанъ Лейтенантъ Михаилъ Николаевичъ Сущевъ, Коллежскїй советникъ Михаиъл Павловичъ Веселовскїй и Инженеръ Майоръ Аркадїй Васильевичъ Демидовъ («стимъ»? неразборчиво) что если что окажется ложнымъ, то подписавшїе повинны за то суду по правиламъ Церковнымъ и по законамъ гражданскимъ. К сему обыску женихъ Капитанъ Николай Густововичъ сынъ Каргеръ руку приложилъ…» [5].

Далее шли подписи всех перечисленных. Причем свидетели писали «У сего обыска свидетелемъ былъ и руку приложилъ….».

Расскажем немного о действующих лицах этого торжественного и важного акта в жизни семей Демидовых и Каргеров, расположив короткие справки в порядке упоминания. Многие из присутствующих на данном бракосочетании были люди хорошо известные не только в Васильской округе, но и в Нижнем Новгороде, а некоторые по всему Нижегородскому краю.

Комментарии авторов

Жених – Каргер Николай Густовович (1822-1896) – уроженец Эстляндии, лютеранского вероисповедания, происходил из немецких дворян, присягнувших на подданство России. В 1842 году окончил курс лесной роты в Лесном межевом институте в чине прапорщика Корпуса лесничих [6, С. 84]. Впоследствии он прослужил лесничим ни много, ни мало 19 лет, а точнее с 1843 года сначала подлесничим, а с 1846 года – лесничим Макарьевского уезда Нижегородской губернии. С февраля 1861 года он – Васильсурский земский исправник, как было уже упомянуто в рассматриваемом документе. К этому моменту он овдовел. С 1867 по 1893 год – Нижегородский полицмейстер.

Николай Густавович Каргер [6-1]

Генерал-майор Каргер возглавлял Нижегородскую полицию очень долго – 25 лет. Начиная с 1733 год по 1917 год эту должность занимали 45 человек, в большинстве своем по 2-5 лет, и ни один из них не был на этой должности более 11 лет. На посту полицмейстера зарекомендовал Н.Г. Каргер себя образцовым полицейским начальником и оставил по себе хорошую память среди нижегородцев. Что любопытно, он стал впоследствии персонажем в трех книгах современного писателя Николая Свечина «Завещание Аввакума», «Охота на царя» и «Хроники сыска».

За свою жизнь был удостоен очень многих наград. Награжден орденами Святого равноапостольного князя Владимира 3-й и 4-й степеней, Святого Станислава  1-й и 2-й степеней, Святой Анны 2-й и 3-й степеней, а также персидским орденом Льва и Солнца 1-й степени, шведским командорским крестом 1 класса, медалями [7].

Следующим упоминаемым лицом был отец невесты Нижегородский помещик майор Александр Васильевич Демидов (1811 -1872). Он являлся представителем нижегородской ветви рода Демидовых, потомком знаменитых оружейников, заводчиков и благотворителей. По образованию А.В. Демидов − инженер-майором путей сообщения. Большую часть своей жизни прожил в родной Быковке. В 1839 году женился на Анастасии Николаевне Сущевой. В этом браке родилось четыре сына Платон, Александр, Михаил и Николай и пять дочерей Мария, Евгения, Софья, Екатерина и Александра [8]. По поводу предстоящего венчания его старшей дочери Марии и был составлен «Обыск №17». Позднее означенных событий он станет первым председателем Васильсурской уездной земской управы, предложив в качестве здания управы использовать свой дом.

Нижегородский помещик, майор Александр Васильевич Демидов

Невеста – восемнадцатилетняя Мария Александровна Демидова (1845-1871). Детство ее прошло в живописных местах на возвышенном берегу извилистой речки Урги. За рекой открывались зеленые просторы. А под горой во многих местах били ключи. На воспитание старших детей в семье А.В. Демидова большое влияние оказал дедушка Василий Львович Демидов, живший в этом же селе и по воскресеньям посещавший те же храмы (Христорождественский в летний период и небольшую Знаменскую церковь в холодное время года). В музее села Быковка хранится документ «Духовная ведомость Нижегородской Епархии Васильской округи, с. Быковки, Знаменской церкви на 1849 год» [9], из которого следует, что маленькую Машу родители приводили в церковь уже в двухлетнем возрасте. Василий Львович Демидов был человеком строгим, но в то же время обладал такими воспитательскими способностями, что сплотил свою семью и семьи своих детей.

Дети и внуки В. Л. Демидова на крыльце дома. Источник

«…На протяжении нескольких поколений родственники любили друг друга и поддерживали тесные связи», − отмечает воротынский историк и краевед Александр Михайлович Дюжаков [10]. Семейная жизнь Марии Александровны поначалу складывалась благополучно, муж получил повышение по службе, семья переехала в Нижний Новгород. Но, уже в 1871 туберкулез свел молодую женщину в могилу.

Вернемся в Быковку, где происходило составление документа и венчание. Майская Быковка – это на редкость живописное место. Там, кроме диковинных деревьев, посаженных в парках и садах дедом, отцом и дядей Маши, было очень много сирени, сирени разных цветов и сортов. И 21 мая (дата указана по старому стилю) все окрестности наполнял головокружительный запах сирени. Не случайно, сирень стала символом, проводящихся в тех местах праздников, которые так и называют «День сирени».

Усадебный дом Демидовых в с. Быковка (первая треть XIX в.)

Красивая Христорождественская (или Рождественская) церковь стояла и стоит сейчас на высоком берегу Урги. Она была построена Демидовым Василием Львовичем в классическом стиле еще в 1830 году.

Христорождественская церковь с. Быковка. Источник

Итак, кто же именно присутствовал при торжественном акте? И как сложилась дальнейшая судьба этих людей? В качестве свидетелей со стороны жениха выступали М.Д Языков, П.А. Демидов и Ф.А. Нертовский.

Надворный Советник Михаил Дмитриевич Языков (1829-1871) был профессиональным юристом. Происходил он из дворян Тульской губернии. В 1850 году был назначен нижегородским казенных дел стряпчим. С 1855 года служил во Владимире. Начал свою службу как камер-юнкер, потом получил чин надворного советника, в 1865 коллежского советника и наконец, в середине 60-х становится статским советником и вице-губернатором Нижегородской губернии (1865-1868). В начале 1869 года вышел сенатский указ о переводе его в члены Московской судебной палаты, где он проработал до смерти [11, С.52]. Его вполне можно назвать очень успешным чиновником, перспективным специалистом, активным человеком, который прожил, к сожалению всего 42 года.

Платон Александрович Демидов (1840-1892) являлся не только свидетелем со стороны жениха, но и родным братом невесты. На момент венчания был студентом Московского Императорского Университета, где получал юридическое образование. До этого он учился в Нижнем Новгороде в Дворянском Александровском институте с 1852 по 1859 годы. Позже стал участковым мировым судьёй Васильсурского округа, а также обустраивал помещичью усадьбу, расположенную недалеко от Быковки на хуторе Гремячий, создавал там образцовую молочную ферму. П.А. Демидов удостолся звания почётного мирового судьи и избирался председателем губернского съезда мировых судей [12].

Помещик Платон Александрович Демидов. Источник

Платон Александрович был главой большого семейства. У него росли два сына Игорь и Лев и три дочери Ольга, Евгения и Неонила. А женат он был на Ольге Владимировне Даль, т.е. на дочери Владимировича Ивановича Даля составителя «Толкового словаря живого великорусского языка» [13, С. 15,16].

Дом Демидовых. Источник

Ряд лет Платон Александрович принимал самое деятельное участие в общественной жизни губернии и Нижнего Новгорода. И был он в Нижнем фигурой заметной. Например, состоял Действительным членом Нижегородской Епархиальной церковно-археологической комиссии, членом Нижегородской губернской ученой архивной комиссии. В конце 80-х он являлся Почетным попечителем Дворянского института Императора Александра Второго, того учебного заведения, которое ранее окончил сам [14, С. 94.]. В 1888 году он стал инициатором создания, а позже и председателем кружка любителей физики и астрономии в Нижнем Новгороде. Это было первое астрономическое общество России [12, С. 16]. Чтобы представить его тесную связь с деятельностью многочисленных организаций, достаточно взглянуть в именной указатель Адрес-календаря по Нижегородской губернии, например, за 1891. Возле его фамилии стоят ссылки на шесть различных страниц! Мало у кого из нижегородских дворян мы можем наблюдать подобную картину. Многочисленные его портреты, выполненные известным фотохудожником А.О. Карелиным, говорят о том, что перед нами человек незаурядный и харизматичный.

О подпоручике Федоре Александровиче Нертовском пока удалось узнать совсем немного. Дворяне Нертовские жили в селе Долгое поле Спасского уезда, располагавшегося по соседству с Васильским, они дружили семьями с Демидовыми, о чем сохранились письменные свидетельства [15, С. 41]. Он не был кровным родственником Демидовых, но состоял с ними в свойстве. Дядя невесты Павел Васильевич в 1848 году женился на Поликсене Александровне Нертовской [16]. А еще в 1876 году он в другом брачном обыске упомянут уже как поручик.

Свидетелями со стороны невесты были исключительно родственники. Первым значится дядя Маши со стороны матери капитан лейтенант Михаил Николаевич Сущев. Предки Сущевых поселились в Спасском уезде еще в первой половине XVII еще, т.е. за сто лет до того, как в Воротынских краях появились Демидовы. Земли эти были пожалованы царем Михаилом Федоровичем Романовым дворянину и потомственному военному С.Ф. Сущеву. Еще про Михаила Николаевича можно сказать, что был он знаком с известным композитором М.А. Балакиревым, который несколько раз бывал у него в гостях. [17].

Коллежский советник Михаил Павлович Веселовский (1828-1893) доводился невесте двоюродным братом. Точнее, был сыном тети Екатерины Васильевны Веселовской (урожд. Демидовой). По не уточненным данным он был служащим Министерства внутренних дел и Министерства финансов, экономистом и публицистом.

Михаил Павлович Веселовский

Аркадий Васильевич Демидов (1819-1902) − родной дядя невесты по отцу, инженер-майор путей сообщения и кавалер. После окончания Института Корпуса инженеров путей сообщения некоторый период служил в разных округах Путей сообщения, а в 1845 году вышел в отставку майором. Какое-то время работал в Нижегородской губернской строительной и дорожной комиссии [10].  Большую часть жизни провел в Быковке, т.е. в тесном контакте с семьей брата. В памяти потомков остался, прежде всего, как человек, заложивший во второй половине XIX века в верхней части Быковки (на «Горе») большой замечательный парк. В 1851 году Василий Львович разделил поместье между четырьмя сыновьями. Аркадий Васильевич к моменту венчания племянницы, т.е. к 1863 году на отведенной ему территории не только разбил парк, но и построил усадебный комплекс со строениями и садом. Недалеко от его усадьбы были прорыты еще его отцом три прямоугольных пруда, каскадом расположившихся друг за другом [18]. Один из этих прудов, в окружении огромных серебристых тополей сохранился до наших дней.

Аркадий Васильевич Демидов. Источник

Выводы

Итак, на примере одного брачного обыска, составленного в 1863 в Васильском уезде Нижегородской губернии, мы рассмотрели особенности этого документа и процедуры, предшествующей венчанию. Чем же обыск, составляемый в дореволюционной России, отличается от современных документов, как гражданской регистрации, так и заводящихся при церковном венчании? Это, прежде всего количество и состав свидетелей.

В XIX веке, в качестве свидетелей выступали чаще всего по три человека с каждой стороны, характерным являлось и то, что это были близкие родственники. В данном случае, это два дяди и два брата (родной и двоюродный). А если посмотреть на обыск, относящийся к венчанию А.С. Пушкина, то мы увидим там брата поэта Льва Сергеевича. В свидетелях записаны также мать и отец невесты «Калежская Ассесорша Nаталья Иванова Дочь Гончарова, ….., Коллегскій Асессоръ, Николай Афанасьевъ сынъ Гончаровъ».

Сейчас процедура несколько упрощена. В качестве свидетелей обычно выступают подруги невесты и друзья жениха, как правило, по одному с каждой стороны.

Главным отличием было, на наш взгляд, ответственность на них возлагаемая. В родословных росписях четко оговаривалось: «…если что окажется ложнымъ, то подписавшїе повинны за то суду по правиламъ Церковнымъ и по законамъ гражданскимъ» [5]. Или другой вариант (из обыска Пушкина): «Естли же что изъ объявленнаго показанія окажется что ложное, или что скрытое, за то повинны суду, какъ духовному, такъ и гражданскому. Во увѣреніе всего вышеписаннаго какъ сами женихъ и невѣста, такъ и знающіе состояніе ихъ поручители своеручно подписуются» [4]. В данных случаях речь шла о свидетельствовании, о поручительстве за венчающихся людей. Во всем этом просматривалось более серьезное отношение к браку.

Еще, хотелось бы отметить, что сравнивая обыск за 1831 год по поводу венчания А.С. Пушкина и обыск за 1863 год, рассмотренный нами детально, мы не заметили ощутимой разницы даже в форме. Хотя большинство исследователей, если затрагивают тему брачного обыска, всегда акцентируют внимание на 1837 годе, когда была введена единая форма обыска. Правомернее было бы говорить, что она была незначительно видоизменена.

Брачные обыски – очень информативные документы, которые позволяют исследователям получить несколько больше информации, чем при изучении метрических книг и исповедальных ведомостей. Из них мы можем узнать о родственниках и круге общения интересующих нас людей. А изучив несколько таких документов, можно отследить изменения в служебном и социальном положении, месте жительства, а также уточнить ряд дат, что нами и было сделано. Поскольку эти документы с годами неумолимо ветшают, необходимо копировать, оцифровывать и обнародовать эти бесценные записи.
——————————————–
Примечания
[1] Публикуется по изданию: Пакшина Н.А., Колесова В.П. Брачные обыски в дореволюционной России // Приволжский научный вестник– 2015. – №12, часть 3 (52). – с.140-146.
[2] Воробьев А. Метрические книги. Брачный обыск. Согласие на брак родителей или опекунов / Сайт
[3] Хворов В. Книга брачных обысков // Наследие Слуцкого края / Сайт
[4] Брачный обыск. 18 февраля 1831 г. «Петербургская Газета» от 27 апреля 1899 – № 113 / Сайт
[5] Обыск № 17 от 21 мая 1863 г. Книга Нижегородской Епархии Васильской округи, с. Быковки / Хранится в музее села Быковка
[6] Макаров И.А. Нижний Новгород. Имена из архивных папок 1227-1917 гг.: Биографический справочник. – Нижний Новгород: НОВО. – 2011. – 256 с.
[6-1] Смирнова Л.М. Крест. Краеведческие очерки (в двух книгах). – Нижний Новгород: «Дятловы горы», «Бегемот», 2001. Книга 1 – 288 с.
[7] Савруцкая Е. Нижегородский край и этнические немцы: история и современность. – Н. Новгород. – 1995.
[8] Краснова Е. И. Демидовы: Родословная роспись. Екатеринбург. – 1992.
[9] Духовная ведомость Нижегородской Епархии Васильской округи, с. Быковки, Знаменской церкви на 1849 год./ Хранится в музее села Быковка

Пример Духовной ведомости 1781 г. Кликабельно

[10] Дюжаков А.М. Нижегородские Демидовы в Быковке / Для справки / Сайт Галины Филимоновой «Дать понять» / Сайт
[11] Макаров И.А. Нижний Новгород. Имена из архивных папок 1227-1917 гг.: Биографический справочник. – Нижний Новгород: НОВО. – 2011. – 256 с.
[12] Кострова В. Праздник в старой усадьбе. Возвращение доброго имени старинного рода −дело чести учителя истории // Среда обитания.− 2013. − № 23.
[13] Пакшина Н.А. Платон Александрович Демидов: краткое жизнеописание / Современные исследования в гуманитарных и общественных науках: сб. ст. – Казань: ЦИАИ. −2015. − Том 2. − С. 15-18.
[14] Нижний Новгород и нижегородцы в старинных фотографиях: Фотоальбом. − Нижний Новгород: Кварц. − 2013. −216 с
[15] Пирогова Е.П. Повседневная жизнь провинциального дворянства первой половины XIX в. в семейной переписке Демидовых // Известия Уральского федерального университета. Сер. 2, Гуманитарные науки.– 2015. № 1 (136). − С. 34-44.
[16] Обыск №8 от 17 августа 1848 г. Книга Нижегородской Епархии Васильской округи, с. Быковки, хранится в музее села Быковка.
[17] Филимонова Г. Поволжская часть Нижегородской области: Спасский район / материалы сайта «Дать понять»
[18] Кагоров В. Дворянские усадьбы Демидовых в Нижегородской области / Свой дом. Нижний Новгород: Биржа плюс. – 2004. − №22.

 

Отзывов: 5

  1. Екатерина
    15.05.2016 в 14:43 | #

    Спасибо!!! Заставило задуматься о таких понятиях как: сватовство, помолвка, обручение. Интересно, на каком этапе составлялся брачный обыск?

  2. Пакшина Наталья Алек
    15.05.2016 в 17:28 | #

    Екатерина, добрый день! Обычно перед венчанием за 2-4 недели. Эта процедура не только фиксации, но предварительного дознания, все ли так, действительно ли право имеют.
    Наталья

  3. Екатерина
    15.05.2016 в 17:30 | #

    И еще вопрос (фактически подозреваю ответ): брачные обыски обязательны для всех сословий? В Красноярском архиве видела Справку для вступления в брак о том, что переселенец-крестьянин не состоит в браке. Это, возможно, вариант именно для переселенцев?

  4. Пакшина Наталья Алек
    15.05.2016 в 18:31 | #

    Мне кажется для всех, а не только для переселенцев. Другой вопрос, что если оба относились к одной церкви, из одного села, то проще, не нужно запрашивать документы со стороны.
    А если, честно, я этим занялась сравнительно недавно и не самоцель, а скорее попутно.
    Самоцель все-таки – персоны.

    • Екатерина
      15.05.2016 в 18:55 | #

      Спасибо! За интересный рассказ о судьбах – в первую очередь. После первого впечатления от прочтения, стала думать-анализировать и «примерять» на своих почерпнутые сведения: где и какой документ может быть! – вот и родились вопросы. Спасибо за ответ!!!

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>