© 2017 galina choroshkevich_8_3

Архитектор Хорошкевич Н.П. Некоторые аспекты жизни и творчества

Вера Игоревна Ивановская, закончила МГХПУ им. С.Г. Строганова, в настоящее время работает в Московском архитектурном институте (МАРХИ).

Валерия Кудратовна Шахбазова, закончила МГПИИЯ им. М. Тореза, работала там же с 1966 до 1997 г.

Герой статьи – дед по материнской линии одного из авторов.

Архитектурное наследие рубежа XIX-XX вв. – область, казалось бы, изученная. Такие известные исследователи как Н.В. Нащокина, Е.И. Кириченко, Д.В. Сарабьянов, В.В. Кириллов в своих работах раскрывали всю сущность культурных явлений того времени. Однако, многие грани и области истории искусства еще остаются малоизученными. К числу таких малоизученных тем принадлежит и творчество московского архитектора Николая Порфирьевича Хорошкевича [1].

Николай Порфирьевич Хорошкевич

Имя архитектора было почти неизвестно до недавнего времени. Лишь когда наследники передали архив в Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ), к исследованию приступили специалисты – историки, архивисты, искусствоведы.

После тщательной систематизации и классификации стало очевидным, что архив следует разделить на нескольких картонов. Фактически архив можно разбить на три группы:

- документы, относящиеся непосредственно к архитектору Хорошкевичу Николаю Порфирьевичу – личная переписка, удостоверения и свидетельства, фотографии, чертежи и зарисовки;

- дневники, письма и фотографии его сына, художника Хорошкевича Леонида Николаевича;

- документы, относящиеся к Шахбазовым, дочери и внучкам Н.П. Хорошкевича.

Таким образом, перед исследователями встала задача определить роль и значение архитектора Н.П. Хорошкевича в контексте культуры рубежа XIX-XX вв.

Николай Порфирьевич Хорошкевич окончил в «Москве 3-ю мужскую гимназию», служил вольноопределяющимся. Был рано (…) предоставлен самому себе, испробовал несколько профессий вплоть до газетного рецензента. Первым браком Николай Порфирьевич был женат на Вере Александровне Маракуевой (1871-1894), которая умерла в 23 года. От этого брака у него была дочь Надежда (1889-1976). Вторым браком был женат на Екатерине Леонидовне Великолеповой, с которой познакомился в г. Липецке, Тамбовской губернии.

Примечательно, что родственные связи Н.П. Хорошкевича через вторую жену – Великолепову свели его с известным архитектором Иваном Павловичем Машковым, реставратором Кремлевских соборов, церкви Смоленской Божьей Матери в Новодевичьем монастыре, главным архитектором Москвы в 1920-х гг.

Н.П. Хорошкевич с детьми (Надеждой, Елизаветой и Львом), около 1913

Творческая деятельность Хорошкевича складывалась неоднозначно, была богата событиями и интересными фактами. Свой путь архитектора Николай Порфирьевич начал строителем железных дорог России. Он участвовал в качестве техника в постройке участков железных дорог различных направлений:

Покровско-Уральский участок Рязанско-Уральской железной дороги март – апрель 1895 г.,

Закавказская железная дорога август 1895 – август 1896 гг.,

Средне-Сибирская железная дорога 1896 декабрь – 1989 июль,

Участок железной дороги Калиновка-Гайворонского пути с 5 марта по 15 августа 1899 г.,

В архиве есть также удостоверение о службе Н.П. Хорошкевича на сооружению Московско-Виндавской линии Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги (участки: Осташков-Западная Двина; Красный Холм-Устюжна-Весьегонск) в 1899 г., удостоверение о службе на сооружении Данково-Смоленской линии Рязанско-Уральской железной дороги в 1900 г., удостоверение о службе на постройке Мурманской железной дороги (линия Кандалакша-Кола).

Под строительством подразумевалось «изыскание путей, разбивка линий, нивелировка полотна и прочие разбивки постройки деревянных мостов, надзор за производством и обмером земляных работ, возведение гражданских сооружений», «съемка плана (…) для урегулирования течения (…) реки, съемка поперечных профилей дамб по реке (…) подсчет, исполнительный чертеж каменных труб 0,5 саженей и подсчет каменной кладки и земляных для сего работ, проект и подсчет каменных подпорных стенок» и .т.п.

Свои познания в строительном деле Николай Порфирьевич применял и при строительстве водоподъемного здания (около 1898 г.), о чем свидетельствует фотография, найденная среди других архивных материалов. К сожалению, место возведения башни неизвестно.

Примечательно, что по воспоминаниям семьи, архитектор участвовал на строительстве Ассуанской плотины в Египте, чему в свидетельство можно привести только лишь альбом фотографий.

Неизвестна также роль Николая Порфирьевича в строительстве Бирюсинского моста в 1898 г. Предположительно мост был спроектирован Хорошкевичем, но документальных тому подтверждений не найдено. Но точно известно, что он участвовал в строительстве этого моста в том или ином качестве.

Средне-Сибирская ж.д. Бирюсинский мост 1898 г. Н.П. Хорошкевич

В 1900 г. Николай Порфирьевич сдал экстерном экзамен в Петербургском Институте гражданских инженеров и получил право на самостоятельные строительные работы в Москве и других годах по возведению зданий не свыше трех этажей. Как вспоминает его сын: «…в практической работе это ограничение не соблюдалось и отец мой был строителем многих разной высоты зданий».

Став архитектором, членом Московского общества архитекторов (очевидно, это произошло в феврале 1901 г.), Николай Порфирьевич получил Свидетельство Техническо-Строительного Комитета Министерства внутренних дел на право производить работы по гражданской строительной и дорожной частям. Заметим, в свидетельстве указано, что «это не может служить для означенного лица видом на жительство, и не дает ему права именовать себя Инженером или Архитектором, а также занимать должности техников с правами государственной службы по гражданской строительной и дорожной частям».

Это с тем, что в 1893 году Николай Порфирьевич держал экзамен «на право производства строительных работ». По сведениям сына и дочери Николай Порфирьевич был преуспевающим архитектором, который много строил в Москве, а для приобщения к архитектурным европейским тенденциям ездил по Европе.

Из своих поездок – в Германию, Италию, Австрию, Францию, Грецию, Турцию, в Африку – Египет, Алжир, Тунис – он привозил новые технические и композиционные архитектурные приемы. Но не взирая на это, Николай Порфирьевич оставался верным приверженцем архитектурного стиля неоклассицизма и северного модерна.

Личная печать Н.П. Хорошкевича

Как известно «северный модерн» явление более характерное для северной столицы России, чем для Москвы. Примером и эталоном этого стилевого направления был архитектор Ф.И. Лидваль, который и положил начало этому ответвлению от большого стиля модерн. В подобном ключе работали И. Г. Классон, Ф. Боберг, К. Вестман (Стокгольм), Л. Сонк, Э. Сааринен, А. Линдгрен, Г. Гизелиус (Хельсинки), К. Пекшен, Э. Лаубе, А. Ванага (Рига), К. Бурман (Таллинн).

В качестве основных элементов при формировании архитектурного образа, эти художники обращались к шведскому и финскому национальному романтизму. Как пишет Л.А. Кирикова: «Глубокое чувство северной природы проявилось и в суровости архитектурных образов, и в выявлении декоративных свойств естественных материалов, и в стилизациях на темы местной флоры и фауны».

Заметим, что подобное утверждение не является исчерпывающим в определении северного модерна и возможных его интерпретаций.

Главные внешние приметы архитектуры «северного модерна» — это с большим искусством подобранные сочетания естественных и искусственных отделочных материалов, каждый из которых выигрывает от соседства с другим.

Цоколь часто облицован финляндским гранитом, в основном грубо обработанным, а кое-где гладко тёсаным, со скульптурой.

Плоскости стен верхних этажей покрыты фактурной штукатуркой или отделочным кирпичом. В элементы отделки введены орнаменты, вдохновленные северным фольклором, образами северной флоры и фауны.

Часто используется майолика, цветная керамическая плитка. Формы зданий массивны, свободны от мелочного декора. Контрастные сочетания фактур, цветотональных плоскостей, форм, разнообразие оконных проемов и их сочетания с простенками — всё это превращает фасады в полном смысле слова в ожившую северную поэму.

Еще одним характерным моментом северного модерна можно назвать остроконечный центральный фрагмент фасада. Как видно из построек в Таллине и Риге – этот характерный прием барокко органично перешел в модерн.

Н.П. Хорошкевич в своих проектах руководствовался лишь основными композиционными и стилистическими принципами, избегая излишней декоративности. Его постройки отличают функциональный лаконизм форм, грубость отделки фасадов. Кирпич Николай Порфирьевич предпочитал более других строительных материалов.

Ярким примером тому может послужить сохранившийся жилой дом № 23 в Большом Козихинском переулке. Согласно сведениям, почерпнутым из архива, Николай Порфирьевич должен был построить этот доходный дом для фабриканта обуви и совладельца магазина обуви на Тверской улице – Т.Я. Шухаева. Возведение дома относится к 1912 году.

Жилой дом в Большом Козихинском переулке

Здание Шухаева отличается характерной кладкой кирпича, где неравномерное количество цемента создает «неаккуратный» вид. Планировка ассиметрична, боковой фасад, выходящий на улицу Б. Козихинская решен треугольным завершением стены.

Другой постройкой Хорошкевича был доходный дом Гагена, фабриканта пишущих машинок. Согласно справочнику «Вся Москва за 1914 г.» дом фабриканта Гагена располагался по адресу Большая Никитская, 22/21.

Других подтверждающих этот факт материалов не найдено. Однако в подтверждение этой гипотезы можно назвать следующий признак: характер кладки, особенно отчетливо различимый с заднего фасада, похож на кладку дома Шухаева.

По воспоминаниям его сына – Леонида, Николай Порфирьевич также построил дом Иконниковой, два магазина Миляевой и Карташова, здание земского училища в г. Воскресенске,

Здание земского училища в г. Воскресенске (Истра)

флигель во владении князя Федора Куракина на Ново-Басманной улице 24, квартиры княгини Софьи Куракиной у Большого Каменного моста. В воспоминаниях сына – Леонида Хорошкевича есть строки, где он четко говорит о том, что отец перестраивал квартиру для Куракиной в их доходном доме у Большого Каменного моста – соединял две квартиры в одну.

Ленивка, 1, дом кн. С. Куракиной

Под руководством Хорошкевича была построена и его личная дача в Серебряном бору, деревянный дом в Безымянном переулке для Виноградовой, доходный дом на улице Остужева (1898 г.), магазины ювелира Маркова, доходный дом Е.П. Филиппова в Теплом переулке, гражданское здание в г. Воскресенке.

Среди его заказчиков были фабриканты и купцы, такие как: Гант, Эккерт, Гарфункель, Химикус, Гаген – все больше немцы.

Общественная жизнь Н.П. Хорошкевича была не менее разнообразной и насыщенной событиями. Известно, что Николай Порфирьевич находился на службе Страхового общества «Якорь» с 1903 по 1905 гг.

Общество возлагало на него весьма интересную работу – он был обязан в качестве архитектора «составлять планы, оценки, всякого рода строений и по ликвидации пожарных убытков».

Известно, что на тот момент в членах этого Страхового общества состоял и архитектор Оттон Вильгельминович фон Дессин (1863 – ?).

Под руководством Хорошкевича была построена и его личная дача в Серебряном бору, деревянный дом в Безымянном переулке для Виноградовой, доходный дом на улице Остужева (1898 г.), магазины ювелира Маркова, доходный дом Е.П. Филиппова в Теплом переулке, гражданское здание в г. Воскресенке. Среди его заказчиков были фабриканты и купцы, такие как: Гант, Эккерт, Гарфункель, Химикус, Гаген – все больше немцы. Общественная жизнь Н.П. Хорошкевича была не менее разнообразной и насыщенной событиями. Известно, что Николай Порфирьевич находился на службе Страхового общества «Якорь» с 1903 по 1905 гг.

Общество возлагало на него весьма интересную работу – он был обязан в качестве архитектора «составлять планы, оценки, всякого рода строений и по ликвидации пожарных убытков».

Известно, что на тот момент в членах этого Страхового общества состоял и архитектор Оттон Вильгельминович фон Дессин (1863 – ?).

Н.П. Хорошкевич участвовал в реконструкции этого здания

В 1911 г. для страхового общества «Якорь» в Потаповском переулке по проекту фон Дессина возводится шестиэтажное административное здание. Был ли с ним знаком Н.П. Хорошкевич неизвестно, но возможно их творческие пути пересекались. В виду ликвидации Общества «Якорь», согласно Декрету Совнаркома от 1 декабря 1919 г., Николай Порфирьевич перешел в новое страховое Общество.

Сохранившиеся в архивах удостоверения, свидетельствуют о службе с 1916 по 1918 гг. Николая Порфирьевича в качестве архитектора в Практической Академии коммерческих наук, а после революции он служил в Госконтроле контролером. В 1919-1920 гг. он был помощником ревизора и должен был осуществлять контроль «по ревизии расходов Техническо-Строительного отдела Московского Уездного Совдепа». В 1924-1926 гг. Николай Порфирьевич преподавал в школе № 24 СОНО курс обществоведения.

Круг интересов Н.П. Хорошкевича распространялся и на декоративное искусство. По свидетельству его внучки «…другими увлечениями моего деда были: изготовление мебели – помню дубовый платяной шкаф и письменный стол, сработанные им; переплетение книг, в нашей библиотеке были книги, переплетенные им, пошив обуви – помню полный набор обувных колодок и инструментов».

Н.П. Хорошкевич серьезно занимался фотографией и был действительным членом Русского Фотографического общества в Москве. Известно, что владелец магазина фотографических принадлежностей «Все для фотографии» Бауэр Вольдемар Рудольфович часто бывал в доме Николая Порфирьевича.

Умер Николай Порфирьевич 28 апреля 1927 г., а его посмертный портрет выполнил К. Юон, присутствовавший на похоронах.

Своей задачей, Николай Порфирьевич считал строительство жилых домов, где должно быть просторно и комфортно.

Внешний облик его построек отличался лаконизмом и простотой архитектурных объемов.

Личность Н.П. Хорошкевича для архитектурной практики конца XIX-начала XX вв. значит много.

Он занимает достойное место среди своих коллег, решавших задачи жилого строительства.

———————————————-

[1] Следует отметить, что о творчестве Н.П. Хорошкевича упоминается только в справочнике М.В. Нащокиной – «100 архитекторов московского модерна» и в монографии В.К. Шахбазовой, созданной на основе архивных материалов семьи.

[2] На фото, предпосланном статье, Чертеж проекта неизвестного здания.

Один отзыв

  1. Екатерина
    29.01.2017 в 12:04 | #

    Прочитала с интересом. Полюбовалась фотографией Н.П.Хорошевича с детьми: хорошие живые лица. А упоминание и фотография Бирюсинского моста сподвигло к пролистыванию «Очерков из истории Красноярска» краеведа г. Красноярска Сизовой Галины Николаевны с тайной надеждой: вдруг случайно и этот мост упомянули?!

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>