© 2011 galina statia_1

Храмоздатель казанский купец Степан Сергеевич Суслов

Год назад, в самом начале ноября 2010 года в стенах Казанской Духовной Семинарии работала IX ежегодная научно-практическая конференция «Богословие и светские науки: традиционные и новые взаимосвязи».  Как водится на конференциях, помимо пленарных заседаний предусмотрены были и секционные. В рамках одной из таких секций я выступила с сообщением, тема которого вынесена в название этой публикации. Вместо 10 минут, предусмотренных регламентом, мне было предоставлено значительно большее время для выступления. Хочу привести текст его здесь в полном объеме, поскольку он опубликован в только что полученном мной Выпуске ПРАВОСЛАВНОГО СОБЕСЕДНИКА № 1(21) 2011. Здесь на блоге в моих публикациях* частично использованы сведения из текста выступления на конференции, но именно опубликованная в епархиальном издании статья является оригинальным первоисточником.

Храмоздатель казанский купец Степан Сергеевич Суслов

В предпоследнее воскресенье августа мы с мужем поехали на Высокую Гору. Поселок этот находится в 18 км от Казани, на электричке от Соцгорода доехали минут за 30. Целью нашей поездки было посещение церкви Рождества Пресвятой Богородицы.
Давно не приходилось мне бывать в этих местах. В памяти сохранилось видение разоренного храма без куполов, в самом плачевном состоянии. Высился он на крутом взгорье. Умели наши предки выбрать место для храма!
Обходя церковь, справа от крыльца увидали памятный гранитный камень. К своему удивлению прочитала надпись: «Здесь погребено тело казанского купца Степана Сергеевича Суслова». Далее текст не читался**. Поняла лишь, что камень сей поставлен был дочерью купца. Даты жизни отсутствовали.
В автобусе на обратном пути я размышляла о совпадениях. Фамилия Суслов известна мне и даже имеет непосредственное отношение к моим родоведческим изысканиям. Дело в том, что младшая сестра моей бабушки Александры Ефимовны Ксенофонтовой, урожденной Ригберг, Елена Ефимовна Ригберг, была замужем за Федором Федоровичем Сусловым казанским купцом 2-й гильдии. Отец Федора Федоровича Федор Степанович Суслов также принадлежал к купеческому сословию, состоял во 2-й гильдии. Вот и сложилось все. Оказывается, храмоздатель Степан Сергеевич Суслов был родным дедом мужа моей двоюродной бабушки. Это, конечно, не родство, но довольно близкая свойственная связь. Такое открытие оставить без внимания я не могла, отправилась в архив.

Несколько слов об истории села и церкви. И.А. Износков (i) в 1880-е годы писал, что «село Высокая Гора или Рождественское (по названию церкви) стоит при речке Высокогорке (Ямашурминке) и Часовенном овраге на Сибирском почтовом тракте». Ссылаясь на записки И.Ф.Пыхачева за 1776 год, Износков говорит, что село принадлежало в прошлом Зилантову монастырю. Позже оно перешло в государственную собственность, а крестьяне соответственно перешли в ранг государственных (1).

В Клировой ведомости Богородице-Рождественской церкви Казанского уезда села Высокая Гора 1875 года сказано, что первая деревянная церковь здесь была построена в 1754 году неизвестно кем. На сайте Казанской епархии утверждается, что церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы существовала в селе уже с конца XVI века. Возможно, это ошибка.
Но вот время постройки второго каменного храма известно точно, и здесь расхождений нет. В Клировых ведомостях 1890 года читаем: «…настоящий каменный храм построен в 1886 году тщанием уроженца села Высокой Горы казанского купца Стефана Сергеевича Суслова». Это богоугодное дело совершалось при священнике Николае Ивановиче Бельском, а не Сельском, как ошибочно утверждается в нескольких источниках.

Степан Сергеевич Суслов родился 8 июля (ст.ст.) 1809 года в семье крестьянина Сергея Иванова села Высокая Гора Казанского уезда Казанской губернии. Восприемником ему был того же села крестьянин Никифор Иванов брат отца новорожденного, т.е. родной дядя.
В 1828 году в возрасте 19 лет по Указу Казанского городского магистрата за № 1716 Степан Сергеев был причислен к мещанскому обществу города Казани. (2) Следовательно, располагал какими-то средствами, позволившими внести необходимый налог, или собственностью.  Конечно, хотелось бы выяснить, что положило начало накоплению капитала будущего купца, какой собственностью мог обладать девятнадцатилетний крестьянин.  В книге И.А. Износкова (i) и  «Историко-статистическом описании церквей и приходов Казанского уезда» (ii)  единодушно оценивают экономическое состояние прихожан церкви Рождества Пресвятыя Богородицы как достаточное. Расходятся они, правда, в перечне промыслов, которыми занимались жители села Высокая Гора. И.А. Износков называет: кузнечный (приготовление топоров), стекольный, сапожный, валяльный, пчеловодство. В «Историко-статистическом описании церквей и приходов Казанского уезда» говорится, что «все они занимаются земледелием, но так как земля не вполне плодородна и не обеспечивает их, то они занимаются и другими промыслами. Высокогорские в большинстве своем работают на кожевенных заводах». Впрочем, в число иных промыслов и могли войти перечисленные Износковым.

В двадцать четыре года (1833 г.) Степан второбрачен, женат вторым браком на Анне Борисовой одного с мужем возраста. В следующем году в семье рождается сын Федор, а через год и дочь Александра. (Ревизская сказка мещан г. Казани составлена 8 декабря 1833 года.) Из последующих ревизий 9-й и 10-й известно, что всего в семье Степана было трое детей. В 1841 году родилась вторая дочь Елисавета.
Как и положено было членам мещанского городового общества, Степан Сергеевич выполнял общественные работы. В 1834 году он находился на общественной службе в Городской Думе в качестве «сказкоприимца», т.е. участвовал в проведении восьмой переписи населения. За успешное исполнение и аккуратность получил от мещанского общества Аттестат от 3 февраля 1834 года.
Известно, что в уже 1832 году Степан Сергеевич Суслов торгует хлебом. Со временем он обзаводится каменной лавкой под № 75 на Хлебном базаре, оцененной в 2041 руб.
Из рапорта в Казанскую Градскую Думу городского старосты Лошкина от 22 января 1839 года известно, что в соответствии с распоряжением казанского военного губернатора 17–19 января 1839 года «в общественном Доме в собрании казанского градского общества состоялись выборы в разные должности от граждан зависящие через баллотирование. По превосходству избирательных баллов на наступившее трехлетие» в числе избранных в гласные (депутаты) Казанской градской думы от мещанского общества находим и Степана Сергеевича Суслова. Кроме того, известно, что Степан Сергеевич служил торговым депутатом, а «в звании купца был назначен Бургомистром Казанского Магистрата, прослужа в оной должности 3 года и 7 месяцев. За что получил при полном собрании Аттестат».
В купеческое общество Казани из мещан С.С. Суслов «был перечислен в декабре 1846 года» 37 лет от роду. (Указ оной же Казанской Казенной Палаты от 11 декабря 1846 г. за № 7047.) В 1857 году в Ревизской сказке купцов г. Казани С.С. Суслов записан купцом 3-й гильдии. Первое документальное свидетельство о принадлежности его ко 2-й гильдии относится к 1869 году (в 1866 году третья гильдия была отменена, а все в ней состоявшие были перечислены в мещанство).

Словарь определяет купеческую гильдию, как основную форму организации людей, занятых торговлей (впрочем, российское купечество занималось и промышленным производством). Для вступления в гильдию требовалось объявить размер капитала. После Манифеста от 1 января 1807 года минимальный объявленный капитал для купцов первой гильдии составил 50 тысяч рублей, второй гильдии — 20 тысяч рублей, третьей гильдии — 8 тысяч рублей. Следовательно, к концу 1846 года Суслов имел капитал не менее 8 тысяч рублей, позволивший вступить в 3-ю гильдию. Было ему в это время 37 лет.

Известно, что Степан Сергеевич Суслов владел мельницей в Каменской, занимался переработкой в крупчатку пшеницы, поступавшей в Казань с Нижней Волги. (iii)  В 1879 году у Степана Суслова с сыном Федором на Хлебном базаре было по каменной лавке, оцененные в 2041 руб. и 1350 руб. соответственно.
Владел купец Суслов двумя каменными домами в городе. Один располагался на Георгиевской улице (Свердлова, 58). Точнее, это был усадебный комплекс, состоявший из жилого двухэтажного дома хозяев, двух флигелей, конюшен и хозяйственных строений. В здании двухэтажного флигеля размещалось шестое городское начальное училище, в котором в 1882-1885 гг. учился Ф.И.Шаляпин. (iiii) Несомненно, Суслов мог слышать пение мальчика Феди Шаляпина в хоре Духосошественской церкви, прихожанином которой был. Ведь его дом на Георгиевской стоял на углу напротив этой церкви.
Второй дом находился на улице Малой Проломной (Профсоюзная, 13/16) постройки первой половины XIX века. В 1857 году по проекту архитектора П.Жуковского был надстроен третий этаж. И, если дом по улице Свердлова снесен, на его месте сейчас располагается «татарская деревня», то второй дом по улице Профсоюзной еще сохранился. Позднее над третьим этажом этого дома была надстроена мансарда.

На выборах в Казанскую городскую думу по новому городовому положению на четырехлетие 1871-1875 гг. Степан Суслов был избран в гласные. В соответствии с имущественным цензом, в зависимости от суммы вносимых в городской бюджет платежей все избиратели делились на три разряда. Например, в 1870 году в списки избирателей было включено 4657 человек, общая сумма платежей которых в городской бюджет оставила 40987 руб. 68 коп.
В первый разряд вошли 88 человек с общей суммой платежей 13781 руб. 58 коп. Максимальный платеж в этом разряде составил 474 руб. 48,5 коп. (промышленник Крестовский), минимальный – 74 руб. 58,5 коп. В 1870 году Степан Сергеевич Суслов заплатил налоги в размере 105, 97 ¼ руб., в 1874 – 93,01 руб. Он вошел, таким образом, в первый разряд. Во второй разряд были включены 416 человек с общей суммой платежей 13774 руб. 58 коп. Третий разряд составили 4153 человека, внесшие платежи на общую сумму 13431 руб. 52 коп. (iiiii) Избирался Степан Сергеевич Суслов и на следующее четырехлетие в гласные думы, но через два года по прошению выбыл «за старостию лет».
О размерах его коммерческих операций можно судить по кредитам, которые он ряд лет брал в Казанском общественном банке. В 1879, 1881 и 1883-1885 по 100 тыс. руб. Причем, последние три года пришлись на время строительства церкви в селе Высокая Гора.

Однако интересен Степан Сергеевич Суслов и иной стороной своей личности и деятельности. В 1860 году прихожане Духосошественской церкви избрали Степана Сергеевича на должность церковного старосты на трехлетие, о чем Преосвященнейшему Никодиму (Казанцеву) Епископу Чебоксарскому Викарию Казанской Епархии и Кавалеру в покорнейшем рапорте доносит благочинный 1-й половины казанских городских церквей настоятель Воскресенской церкви протоиерей Андрей Иорданский 14 мая 1860 года.
Нужно отметить, что купец Суслов был набожным человеком, твердо держался православной отцовской веры. В пользу этого имеется множество свидетельств, выраженных в благотворительной деятельности Степана Суслова по духовному ведомству. Он делал денежные вклады в разные церкви Казани и Казанского уезда, в Раифскую и Седмиезерную пустыни, за что не раз получал благословение от духовного руководства включая Святейший Синод.
Вот неполный перечень обителей и церквей Казани и Казанского уезда, на чьи нужды жертвовали купцы отец и сын Сусловы: Благовещенский собор (1870), Седмиезерная пустынь (1876), Борисоглебская церковь Казанского уезда (1880), Духосошественская церковь, Казанский Богородицкий собор, что в первоклассном девичьем монастыре, церковь Вознесения Господня, Раифская пустынь.
Наряду с обычными пожертвованиями Степан Сергеевич Суслов делал значительные вклады в виде ценных бумаг. В духовном завещании им были отказаны определенные суммы на вечное время в пользу причтов и церквей Духосошественской церкви города Казани, Борисоглебской села Борисоглебского и Богородицерождественской села Высокая Гора Казанского уезда.
В ноябре 1885 года Духовная Консистория обращается в Казанскую городскую управу с таким письмом:

Казанское Епархиальное Начальство, предположив испросить ВЫСОЧАЙШУЮ награду Казанскому купцу С.С.Суслову за значительное его пожертвование в Казанскую Раифскую Пустынь, имеет честь просить Казанскую Городскую Управу уведомить Консисторию, нет ли со стороны Управы каких-либо препятствий к награждению купца Суслова и прислать в консисторию формулярный его список. Подписали обращение:
Член консистории протоиерей Н. Милованов
Секретарь Н. Разумов
Столоначальник Н. Астрономов

Постановление Казанской городской управы:

ПОСТАНОВЛЕНО: Вследствие настоящего отношения за № 7769 препроводить в Казанскую Духовную Консисторию формулярный список о службе Казанского купца С.С.Суслова и уведомить, что со стороны Городского общественного управления к испрашиваемой награде купцу Суслову никаких препятствий не имеется.

За пожертвования в обитель Раифской пустыни Степану Суслову была пожалована Золотая медаль на Станиславской ленте, представленная при свидетельстве от Казанской Духовной Консистории от 3 февраля 1887 года.

Венцом жизни и трудов Степана Сергеевича Суслова можно считать строительство каменного храма в его родном селе Высокая Гора. Начато строительство было в 1881 году с благословения Архиепископа Казанского и Свияжского Сергия (Ляпидевского) по плану, одобренному строительным отделением Казанского губернского правления.
В фонде Казанской Духовной Консистории нашлось ПРОШЕНИЕ в Строительное отделение Казанского Губернского Правление о разрешении на строительство церкви в селе, составленное по приговору приходского схода и поданное доверенными от сельского общества крестьянами Федотом Васильевым и Василием Григорьевым декабря 12 дня 1880 года.
К прошению прилагался проект церкви и свидетельство о прочности грунта в предполагаемом месте строительства, составленное архитектором коллежским советником Аникиным. К сожалению, проект церкви не сохранился. Но вот как он описывается в Пояснительной записке архитектора:

Проект каменной церкви составлен согласно желанию строителя (Суслова), в стиле подходящем к существующей каменной с колокольнею церкви на Казанском пороховом заводе, представляющем в плане смежною главную церковь длиною и шириною 5 сажен, вышиною до крыши 7 сажен, трапезную длиною 7 сажен шириною 8 сажен, вышиною до крыши 3,92 сажени, колокольня в квадрате 3,16 сажен вышиною до деревянного шпиля 10,33 сажени. Своды назначаются небольших размеров, употребляемых в обыкновенных гражданских постройках.
Постройка каменной церкви предполагается по случаю пришедшей в ветхость деревянной церкви угрожающей опасностью.
К проекту на возведение церкви независимо от плана и фасада приложено 2 разреза – продольный и поперечный, по которым видно, какие назначаются кирпичные своды и толщина их означена цифрами.
Место для постройки церкви избранное жителями для возведения каменной церкви, находится рядом с существующей деревянной вдали от крестьянских строений.
Свойство грунта сухое, глинистое, не требующее никакого искусственного укрепления кроме выемки земли глубиною не менее 3 аршин, т.е. ниже предела промерзания земли на 1 аршин, и потому закладка фундамента должна производиться прямо на грунте бутовым камнем на известь под молоток.
Старую деревянную церковь по возведении вновь каменной предполагается сломать.
Постройку каменной церкви предполагается произвести в течение не менее трех лет, под наблюдением архитектора с обязательством исполнять все указания, как архитектора, наблюдающего за постройкою, так точно и те, которые имеют быть сделаны строительным отделением Казанского Губернского Правления.

Приложено Свидетельство архитектора Евграфа Аникина о прочности грунта на месте планируемого строительства и Протокол строительного отделения Казанского Губернского Правления от 24 февраля 1881 года с Заключением:

Проект на постройку каменной церкви в селе Высокой Горе за сделанными исправлениями синей краской утвердив Строительным отделением, препроводить его в Казанскую Духовную консисторию. Дело по Отделению числить законченным, сдать на хранение в архив. Подписали: Губернский инженер, Губернский Архитектор, Старший Делопроизводитель.

Вопреки планам строительство затянулось на 6 лет. В октябре 1886 года состоялось освещение храма: главный во имя Рождества Пресвятыя Богородицы освящен 23 октября 1886 года, придел с правой стороны – во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца 23-го октября 1886 г., с левой стороны – во имя св. Мучеников Флора и Лавра 24 Октября 1886 г.
В августе 1887 года из Казанской Духовной Консистории поступает запрос в Казанскую Городскую Управу:

Казанское Епархиальное Начальство в виду постройки каменного трехпрестольного храма в селе Высокая Гора Казанского уезда, казанским купцом С.С.Сусловым, на основании 560 ст. п.18 статута Орденов признает справедливым исходатайствовать ему ВЫСОЧАЙШУЮ награду, именно Орден св. Анны 3 степени.
Вследствие чего Казанская Духовная Консистория покорнейше просит Городскую Управу прислать в оную сколь возможно поспешно формулярный список о службе купца С.С.Суслова.

Видимо, в ответ на запрос была составлена «Справка о службе казанского купца 2-й гильдии Степана Сергеевича Суслова» в сентябре этого же года. Но вот сведения о том, получил ли он этот орден, мной пока не найдены. Стоимость постройки церкви была оценена приблизительно в 30.000 руб. серебром.

Скончался Степан Сергеевич Суслов 1 января 1889 года от паралича, как записано в Метрической книге (видимо, инсульта), не дожив семи месяцев до своего восьмидесятилетия. Похоронен был в родном селе Высокая Гора под папертью построенной его тщанием церкви с западной стороны в склепе.

Несколько слов о детях Степана Суслова.
Федор Степанович, так же состоявший в купеческом обществе Казани, не уступал отцу в благотворительной деятельности. Известно, что им был пожертвован самый большой колокол весом в 506 пудов в Седмиезерную пустынь на только что построенную там колокольню. Федор Степанович Суслов по выбору прихожан состоял старостой Духосошественской церкви, был членом Экономического общества, членом попечительского совета Третьей мужской гимназии с 1882 года, а так же членом соревнователем в Обществе приказчиков.
Его сын и внук Степана Сергеевича Федор Федорович Суслов, родившийся в сентябре 1877 года, тоже был членом купеческого общества Казани. В 1898 году он состоит во 2-й гильдии.

Младшая дочь Степана Сергеевича Елизавета Степановна Суслова вышла замуж за архангельского купца Матвея Степановича Рынина, чей род восходит к посадскому человеку Нефеду Рынину, упомянутому в Переписной книге города Вологды за 1685-86 гг. Сын Нефеда Иван Нефедович Рынин по Указу государя отправлен был в г. Великий Устюг для государственных дел. Внук Ивана Нефедовича Николай Матвеевич Рынин (1777-1837 гг.) еще в молодых годах возжелал жить для Бога и Ему Одному послужить. Он «раздал все свое имение и сам сделался нищим». Николая Рынина почитали провидцем, блаженным. Сохранилось предание, что он за неделю предсказал начало эпидемии холеры в Вологде.
Родной брат Николая Матвеевича Степан Матвеевич Рынин в 1825-1827 гг. переехал в Архангельск, где вступил в купечество 2 гильдии, положив начало Архангельской ветви Рыниных. Он вел оптовый торг зерном и хлебными товарами. В 1839 году у Степана Матвеевича родился сын Матвей – будущий муж Елизаветы Степановны Сусловой. Купец 1 гильдии Матвей Степанович Рынин избирался гласным Городской Думы Архангельска, служил Директором Тюремного Комитета, главой учетного комитета Городского Общественного банка. В 1877 г. купец Матвей Степанович Рынин «устроил Преображенский придел к Троицкому кафедральному собору» (освящен 24 июня 1877 г.) Архангельска, за что был награжден по духовному ведомству золотой медалью для ношения на груди на Владимирской ленте. Уже будучи вдовой, Елизавета Степановна Рынина (Суслова) пожертвовала средства на поновление стенной росписи этого собора.
В Архангельске на городском кладбище (на Быку) сохранилась могила Матвея Степановича Рынина, скончавшегося в 1893 году. Елизавета Степановна на долго пережила мужа, упокоившись в 1924 году. Трудными были последние годы ее жизни. Как говорит правнучка Матвея и Елизаветы Рыниных, многих из их родственного окружения «ставили к стенке», т.е. расстреляли в лихие революционные годы.

Таким образом, мы видим, что на протяжении столетия складывалась новая купеческая династия. Ее представители не только вели собственное дело, зарабатывали капиталы, но и жертвовали значительные средства на благотворительные цели. В силу своего происхождения и воспитания это были по большей части пожертвования в пользу духовных учреждений – церквей, пустыней. И, как знать, продолжил бы третий купец Суслов эту традицию, или избрал бы иные объекты для благотворительности. Но трагические события Российской истории изменили многое. Революционные власти истребляли равно представителей разных сословий: дворянства, купечества, духовенства, мещанства, крестьянства. Разрушались храмы, были закрыты монастыри.
Но, к счастью, основательно строили наши предки. Даже и полуразрушенные, устояли многие святыни. И в год 120-летия первого освящения 21 сентября 2006 года состоялось второе освящение восстановленной церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Высокая Гора.

Сохранились, пусть и не все, но многие архивные документы о купцах Сусловых, их трудах по духовному ведомству. На гранитной плите с именем Степана Сергеевича Суслова храмоздателя нет дат его жизни. Но теперь эти даты установлены. И хочется верить, что память о храмоздателе Суслове не будет утрачена.

Многие сведения о благотворительности отца и сына Сусловых и награждении их по Духовному ведомству почерпнуты мной из дореволюционных изданий, хранящихся в библиотеке Казанской духовной семинарии. Хочу сказать спасибо работникам библиотеки Наталии Анатольевне, Людмиле Геннадьевне и Лидии Викторовне за их неизменную доброжелательность, отзывчивость, готовность помочь в работе, чем в большой степени помогли восстановлению памяти и доброго имени казанских купцов Сусловых.
———————————–

По закону государственные крестьяне рассматривались как „свободные сельские обыватели“. Государственные крестьяне, в отличие от владельческих, рассматривались как юридические лица — они могли выступать в суде, заключать сделки, владеть собственностью. Государственным крестьянам было разрешено вести розничную и оптовую торговлю, открывать фабрики и заводы. Земля, на которой работали такие крестьяне, считалась государственным владением, но за крестьянами признавалось право пользования — на практике крестьяне совершали сделки как владельцы земли. Помимо того, с 1801 года государственные крестьяне могли покупать и владеть на правах частной собственности «ненаселёнными» землями. Основная масса государственных крестьян вносила в казну денежный оброк. В 1-й половине XIX века оброк колебался от 7 руб. 50 коп. до 10 руб. с души в год. Государственные крестьяне были также обязаны вносить деньги на земские нужды; они платили подушную подать и отбывали натуральные повинности (дорожную, подводную, постойную и др.). За исправное несение повинностей государственные крестьяне отвечали круговой порукой.

2 Мещанство берёт начало от посадских (жителей городов и посадов) Московского государства, в основном — ремесленников, мелких домовладельцев и торговцев. Считается, что название происходит от польского и белорусского названия небольших городов — «местечко». Официально сословие мещан было оформлено в Жалованной грамоте городам Екатерины II, в 1785 году. Наименование «мещане» в ней было определено как: «городовые обыватели», «среднего рода люди», мелкие торговцы и ремесленники. Мещанское сословие по положению стояло ниже купеческого. Именно мещанам принадлежала бо́льшая часть городского недвижимого имущества. Будучи основными плательщиками налогов и податей, мещане, наряду с купцами, относились к категории «правильных городских обывателей» Мещане города объединялись в «мещанское общество». Принадлежность к мещанству оформлялась записью в городовой обывательской книге, то есть всякий мещанин был приписан к определённому городу. Записаться в мещане мог любой городской житель, который имел в городе недвижимую собственность, занимался торговлей или ремеслом, платил подати и исполнял общественные службы.

———————————–

i      Износков И.А. «Список населенных мест Казанского уезда с кратким их описанием» Казань, 1885
ii     Историко-статистическом описании церквей и приходов Казанского уезда. Вып.3 Казанский уезд. Казань. 1916iii
iii   Л.М. Свердлова На перекрестке торговых путей. Казань, ТКИ, 1991 г.
iiii  С.В.Гольцман «Ф.И.Шаляпин в Казани», Казань, 2002.
iiiii Черняк Э.В. и Мадияров А.Б. «Городское самоуправление в Казани. 1870-1892 гг. Казань. 2003.

———————————-
*
«К истории Рождественской церкви села Высокая Гора»
«Экономические крестьяне»
«Высокая Гора. 2010»

**
Позже, после выступления на конференции, удалось мне расшифровать надпись на плите. Прочитать об этом можно в статье «Память и памятник» здесь же на блоге.

 

Отзывов: 4

  1. Надежда Сельская
    08.06.2012 в 01:34 | #

    Уважаемый автор! Из каких источников Вы имеете сведения. что священник на Высокой горе был Бельский – утверждаю Сельский.

    • Надежда Сельская
      10.06.2012 в 11:40 | #

      Добрый день Галина! Наши сведения подтверждены архивными документами и ошибки здесь быть не может. Пришлите, что Вы встречали в архивах, может быть у нас каких-то данных нет, хотя есть почти всё. А что касается Вашей просьбы, то у нас скоро выйдет книга и я думаю всё будет доступно. с уважением Н.А. Сельская.

  2. galina
    08.06.2012 в 07:21 | #

    Уважаемая, Надежда Андреевна, здравствуйте! Не знаю, помните ли Вы давнюю встречу на Арском кладбище Казани. Я же запомнила ее, сохранились и сделанные фото нашей встречи.
    Занимаясь в архиве казанской стариной, просматривая документы, не раз встречала я Вашу фамилию, ведь интерес мой сосредоточен был в большой части именно на духовенстве Казанской губернии и епархии. Даже и выписки делала порой памятуя историю Ваших предков-священнослужителей нашего края.

    О Вашем вопросе-утверждении. В своем тексте опираюсь я исключительно на документы обнаруженные в Национальном Архиве Республики Татарстан. В «Клировой ведомости о церкви Села В.Горы Казанской епархии и уезда, во имя Рождества Пресвятой Богородицы, за 1890 год» в второй части ее о церковном причте значится

    священник Николай Иоаннов Бельский, диаконский сын, родившийся в г.Казани, 47 лет. По окончании Курса в Казанской Духовной семинарии, уволен был со свидетельством 2 разряда 1870 г. июля 1-го дня.
    Рукоположен во священника с.Кермелей ко храму Нерукотворного Спаса Свияжского уезда 1870 окт 18-го дня
    по прошению своему перемещен в с.Исаково того же уезда 1870 ноябр 19-го дня.
    по Прошению своему перемещен В с.Куралово Спасского уезда, где проходил должность законоучителя в сельском училище 1876 окт. 19-го
    по Прошению своему пермещен на настоящее место, 1882 марта 10-го дня.
    Проходит должность законоучителя в Кусеитовском и Высокогорском училищах и от Казанской Земской уездной управы получил благодарность за успешную и плодотворную деятельность по народному образованию в качестве законоучителя Высокогорского Училища 1889 декабря 23.
    Состоял кандидатом депутата по округу Казанского Духовного мужского училища.
    Грамоту и перехожий указ имеет, инородческ.языков не знает.

    И далее даны сведения о семье Николая Иоаннова Бельского.

    Как следует из Клировой ведомости, отец Николай Бельский перемещен был к церкви села Высокая Гора в 1882 году. И в 1902 году он служил еще здесь. Строительство каменной церкви начато было в 1881 году с благословения Архиепископа Казанского и Свияжского Сергия (Ляпидевского). К сожалению, я не располагаю знанием о предшественнике отца Николая. Если Вы, Надежда Андреевна, готовы поделиться таковыми, буду признательна.

    • galina
      13.06.2012 в 17:02 | #

      Надежда Андреевна, день добрый! Из моего предыдущего ответа Вам следует, что я так же опираюсь на архивные документы. Более того, сегодня я побывала в библиотеке Казанской духовной семинарии, где обратилась к Известиям по Казанской епархии за 1882 год. В № 24-м от 15 декабря стр.644 этой газеты в разделе РАСПОРЯЖЕНИЯ ЕПАРХИАЛЬНОГО НАЧАЛЬСТВА в части 3) Резолюции Его Высокопреосвященства записано (цитирую дословно):

      От 26-го февраля – на священническую вакансию в село Высокую Гору определен священник села Куралова Николай Бельский.

      Просмотрела всю часть, упоминаний о священнике Сельском не обнаружила. Как видно из записи, священник Бельский поступил уже на вакантное место. Следовало, видимо, просмотреть газету за 1881 год, чтобы попытаться выяснить время убытия священника Сельского из данного прихода. При случае постараюсь это сделать.
      Также хочу заметить, что за годы занятий историей духовенства Свияжского уезда Казанской губернии, убедилась, найти абсолютно все по этому сословию мало реально.
      Выписки по священно служителям Сельским, к сожалению, делались мной довольно давно. Теперь я затрудняюсь найти их в своих старых записях, которые велись мной еще не на компьютере. Замечательно, что о священниках земли казанской выйдет книга. Буду ждать с интересом.

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>