© 2014 galina gruzinskaya_zerkov_3

Церковь во имя Грузинской иконы Божьей Матери. Казань. Часть 1

Одной из утраченных церквей Казани посвящена статья Екатерины Петровны Ключевской, опубликованная в только что вышедшем «Раифском альманахе». (См.Часть 2 Часть 3)

Екатерина Петровна Ключевская
Кандидат искусствоведения

История любого храма включает целый ряд разнообразных аспектов – конфессиональных, богословских, историко-архитектурных, художественно-стилистических, иконологических и иконографических, демографических, сословных и образовательных, генеалогических…

Каждодневная жизнь церкви с будничными и праздничными богослужениями сопровождает земную жизнь прихожанина с начала и до конца, с храмом связаны основные события его жизни – крещение, венчание, отпевание. Церковные документы хранят имена как знаменитых, так и безвестных членов прихода, о которых порой ничего не известно, кроме их богоугодных пожертвований и благодеяний. Состав притча – священники, дьяконы, пономари, высокообразованные и «из необучавшихся» сообщают церковной истории персонифицированный характер. Культовое, религиозное и светское неразрывно переплелись в истории каждой церкви.
Не потому ли история храмов, как сохранившихся, так и утраченных, все более привлекает внимание исследователей, чьи возможности ныне ограничены единственно составом уцелевших документов?

***
Церковь в честь Грузинской иконы Божьей Матери – одна из древнейших посадских церквей Казани, давшая со временем название Грузинской улице (ныне – ул. К.Маркса). За свою двухсотлетнюю историю она не раз перестраивалась и обновлялась, последний раз – в середине XIX в. Видимо поэтому, не смотря на свое расположение в центральной, «дворянской» части города, вблизи Театральной площади и здания дворянского собрания, она почти не обратила на себя внимание историков… Сведения о ней в литературе скупы и немногочисленны. Д. Н. Зиновьев, первым из казанских жителей обратившийся к описанию Казани, автор «Топографического описания г. Казани и его уезда» (1788 г.), лишь упоминает Грузинскую церковь в числе 31 приходских храмов города. В 1913 г. ее описание, сделанное К.В. Харламповичем, было опубликовано в его «Историко-археологических очерках церквей г. Казани. Выпуск 1». (1913). Примечательно, что П.М. Дульский, автор очерка «Памятники Казанской старины» (1914), не счел нужным упомянуть эту церковь. В справочнике Л.М. Муртазиной «Казанские архитекторы конца XVIII – начала XX века. Биографический справочник» (1999) какие-либо сведения об авторстве построек Грузинской церкви также отсутствуют.

Краткие справки о Грузинской церкви содержатся лишь в «Путеводителе по храмам и монастырям города Казани. Составитель Г.В. Фролов» (2005) и в путеводителе-фотоальбоме Р. Р. Идрисовой «По старым улицам казанским… Казань в фотографиях XIX- начала XX века» (2005).
Столь же скупы и изобразительные источники. Казанские видописцы прошлого – Э. Турнерелли, В.С. Турин, А.Н. Ракович и те, что посетили Казань и оставили зарисовки ее памятников – А. Дюран, братья Н.Г. и Г.Г. Чернецовы, А.П. Боголюбов и другие обошли вниманием эту церковь. Единственный рисунок 1840-х гг., запечатлевший пятиглавую Грузинскую церковь выдает руку рисовальщика-любителя. Не дает сколько-нибудь полного представления о ней и пара фотографий второй половины XIX в. неизвестного фотографа, запечатлевших перспективу Грузинской улицы от Театральной площади.
Небольшое собрание церковных документов за 1782-1914 годы – 24 единицы хранения содержатся ныне в фондах Национального архива РТ – приходно-расходные книги, описи церковного имущества, исповедные ведомости, метрики. (1) Сохранились также клировые ведомости Грузинской церкви за 1816, 1840, 1856. 1866 годы, позволяющие узнать не только о ее поновлениях в XIX в., но и состав притча в разные годы, сведения о прихожанах и имена жертвователей. (2)

Обращает на себя внимание и еще один факт – из 700 церквей Казанской епархии начала XX в., кроме казанской и церкви Раифского монастыря было всего лишь две церкви в поименование Грузинской иконы Божьей матери: в селе Осиново (приход существует с 1852 г. и выделился из прихода села Сухой Реки) и в селе Туруново Ядринского уезда (церковь каменная, построена в 1810 г. на средства прихожан, теплая, двухпрестольная, главный во имя Грузинской Божьей Матери, придел во имя Св. Василия Великого). К ним можно добавить лишь придельную церковь Никольского храма села Красная Горка близ Казани (приход возник около 1670 г., в 1778 г. построена каменная, трехпрестольная церковь, главный храм холодный во имя св. Николая Чудотворца, приделы – с правой стороны построенный в 1828 г. во имя Грузинской Божьей Матери, левый – построенный в 1902 г. во имя Архистратига Божия Михаила) и местночтимую Грузинскую икону Божьей Матери церкви Воскресения Христова села Мансурово Лаишевского уезда (церковь построена в 1806 г.). (3)
Надо признать, что ограниченность информации о Грузинской церкви послужила лишь побудительным мотивом к рассмотрению истории этого редкого для Казанской епархии, по своему посвящению Грузинской иконе Божьей Матери храму, подогревая интерес к ныне утраченному памятнику. Попытка если не прояснить его историю, то хотя бы отделить известное от неизвестного и составляет цель этих заметок.

 

Архивные документы не позволяют ответить на вопрос о возникновении церкви: «Когда и кем построена неизвестно, ибо о сем в церкви никаких памятников и документов нет» – эта фраза предваряет все сохранившиеся на сегодня клировые ведомости.
Первое письменное упоминание Грузинской церкви с датой ее освящения принадлежит Михаилу Савичу Пестрикову, геодезисту, возглавлявшему экспедицию, направленную в Казань оренбургским начальником тайным советником Василием Никитичем Татищевым. В «Описании Казани, составленном в 1739 году М.С. Пестриковым» (1909) в числе приходских церквей под № 12 значится: «Церковь Грузинская Богородицы деревянная за деревянным городом в Красной слободе, освящена 7210-м году, напрестольный крест серебряной чеканной вызолочен, в нем мощей святых 14 частиц, построен оной крест в 7212-м году». (4) Из какого источника почерпнуты Пестриковым сведения о дате освящения церкви остается неизвестным.
Не опровергает эту дату – 1702 г. и К.В. Харлампович, лишь уточняя: «В приходо-расходных книгах митрополита Казанского Тихона за 1706 г. значится в той же Красной слободе церковь св. Симеона Богоприимца, причем о Грузинской не упоминается). Не умеем объяснить этого разногласия. Трудно предположить, что тут были две церкви, но не более допустимо, что в Грузинской церкви был Симеоновский придел, или наоборот, к позднейшей истории Грузинского храма почитание прав. Симеона не отмечается приделом, или особо чтимой иконой, частицей мощей или праздником». Не умеем разъяснить этого и мы, за неимением ныне тех источников, на которые ссылается Харлампович. О Симеоновской церкви сведения не найдены. Но предположения о существовании в Красной слободе церкви более древней, чем Грузинская, не столь и беспочвенны..

В связи с этим не лишне напомнить историю появления в России и в Казани Грузинской иконы Божьей Матери. Она была вывезена из Персии в Россию в 1622 г., в 1629 г. направлена в Черногорский (Красногорский монастырь) на Пинеге. Празднование иконе «ради чудес ее» было установлено в 1658 г. по указу царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. Список, исполненный по повелению казанского митрополита Лаврентия с чудотворной красногорской иконы Грузинской Божьей Матери, четвертый в России по счету, был привезен в Казань и с 1670 г. помещен в Раифском монастыре. И не является ли храмовая икона Грузинской церкви в Казани списком со списка, привезенного в Казань? Возможно, этот список со списка и был помещен в Симеоновском храме, где и находился до его переосвящения в честь списка с прославившейся чудесами святыни? Припоминается также, что некоторые старинные дворянские роды Казанской губернии – Баратаевы, Дадианы, Донауровы имеют грузинские корни, что впрочем, ничего не добавляет к истории происхождения церкви.

Также осталось неизвестным, когда деревянная Грузинская церковь была перестроена в камне. В 1745 г., как пишет К.В. Харлампович, она была уже каменной, с приделом во имя Св. Троицы. По воспоминаниям казанского купца И.А.Сухорукова можно представить, что представляла собой Красная слобода в середине XVIII столетия: «Строение было все по большей части деревянное; домики были маленькие, улицы узенькие, кривые; Арская улица, по правую сторону Грузинской церкви, идучи на Арское поле, была прямая и пошире прочих и вся вымощена бревнами. На выезде на Арское поле, стояла большая караульная изба, в которой жили выбранные от обывателей по очереди, на полугодичное время, сотники и десятники (с точеными окрашенными дубинками), которые одни почти и содержали денной и ночной караул. В ночное время улица закладывалась деревянной рогаткою немалой величины, на колесе и одним концом прикреплявшаяся к столбу болтом. По мелким улицам везде были сделаны большие для проезду ворота, которые в ночное время затворялись и запирались замком от жителя, который тут жил при воротах». (5)

Церковь сильно пострадала во время пугачевщины: «Святость шестнадцати церквей была поругана злодеями, которые не щадили ни пола, ни возраста, и тиранским образом убивали даже тех, кто искал спасения у святого алтаря. По словам Ювеналия, игумена Ивановского монастыря, – «выбивали в храмах двери, сдирали ризы, забирали сосуды, богохульствовали»… «Священники, например, Грузинской церкви, ходили по улицам в одних рубахах и босиком, чтобы не отличаться от простонародья и не быть узнанными». (6) Среди 16-ти поруганных церквей была и Грузинская. Кроме того, Красная слобода сильно выгорела, пострадала в пожаре и Грузинская церковь.

Дальнейшая история ее поновлений не вполне ясна в деталях и датах…
По сведениям «Книги данной из Казанской духовной консистории града Казани в церковь Грузинской Божьей Матери для описания церковных и ризничных вещей октября 1808 г.»: «Церковь каменная холодная во именование Грузинской Божьей Матери, покрыта листовым железом и выкрашена из масла зеленой краской. На ней пять глав обитых полированной жестью, кресты на оных железные вызолоченные». (7) В этой же описи приводятся и даты освящения антиминсов – 1792 г. – главного храма, и 1800 г. – Троицкого придела, что, по-видимому, указывает на обновления церкви после пугачевского разорения.

Грузинская церковь. Казань

В 1835 г. были предприняты шаги к поновлению церковного здания, о чем сохранилось дело на 9 листах в фонде документов Казанской губернской строительной комиссии: «По отношению Казанского архиепископа Филарета об утверждении плана с фасадом на устройство Грузинской церкви. 1835 г.» (8) В 1838 г. вместо обветшавшего Троицкого придела и колокольни по благословению архиепископа Филарета на пожертвования благотворителей построены новые два придела – Троицкий и во имя Митрофания Воронежского, а также новая колокольня в одной связи с храмом. (9) В клировой ведомости за 1840 г. упомянут церковный погост, площадь которого составляла 1230 кв. саженей (10).
Пятиглавая Грузинская церковь упоминается и в весьма резонансной в свое время книге Э. Турнерелли «Казань и ее обитатели» (1841), представляющей немалый интерес для казанского краеведения. Э. Турнерелли квартировал вместе А. Казем-Беком на Грузинской улице: «Грузинская улица ведет свое название от церкви св. Грузинской Божьей Матери. Тянется она от правой крепостной стены до Арского поля, откуда в свое время русские начали осаду Казани. Дома на ней, в основном, простые, но добротно построенные, одни из кирпича, другие из дерева. По всей длине улица покрыта деревянной мостовой, по ней мы и направились к центру города. Позади осталась церковь Грузинской Божьей Матери с серебряными куполами, увенчанными золотым крестом; ее колокольня, довольно высокая была еще не закончена». (11)

В большом пожаре 1842 г. церковь вновь выгорела, до основания сгорели и деревянные дома причта, так что священникам приходилось проживать на наемных квартирах, а один из причетников квартировал у доктора медицины Эверсмана безвозмездно. Исправление церкви «начавшееся в 1852 г. во исполнение Указа из Св. Правительствующего Синода за № 15107 по высочайше утвержденному плану в 1854 г. окончено и 31 октября престол освящен преосвященным Никодимом, епископом Чебоксарским, викарием». (12) По сведениям К.В. Харламповича «С высокой стройной колокольней, с стрельчатыми в ней пролетами и окнами в самом храме, Грузинская церковь стала производить очень приятное впечатление, особенно когда была покрашена (в последние годы) в нежный розовый цвет и украшена с наружи изображениями святых». Где именно располагались наружные росписи, К.В. Харлампович не уточняет, как не упоминает и о наличии или отсутствии внутренних росписей. Теперь церковь стала одноглавой и в таком виде просуществовала до сноса в 1933 г.

Во второй половине XIX в. осуществлялись обновления и фасадов и интерьера церкви, благоустраивались принадлежащие церкви постройки, возводилась церковная ограда.
На средства церковного старосты купца Г. Соболева в 1866 – 1867 гг. церковь обновлена снаружи и внутри. В 1872 г. колокольня и верх церкви обложены листовым железом. В 1875 г. внутри церкви вызолочены и окрашены три иконостаса, поправлена живопись на стенах и в «комполах» (и это кажется, единственное упоминание стенных росписей в храме) в алтаре устроены две новые печи, пожертвованы 2 металлические хоругви, вызолочены ризы на двух местных иконах. «При главном входе в церковь пристроен довольно обширный крытый каменный крылец».(13)

В 1878 г. в Строительное отделение Казанского губернского правления был подан «Проект каменных ворот и ограды предполагаемых построить на месте Грузинской церкви». Проект был рассмотрен и одобрен строительным отделением Казанского губернского правления по протоколу № 58 25 августа 1878 г. Подписали «исполняющий должность губернского инженера барон Розен, губернский инженер Хрщонович. Чертеж составил архитекторский помощник П.Тихомирнов». (14)
20 апреля 1879 г. были поданы «Проекты на постройку каменных 2-х этажных служб и каменной сторожки принадлежащих Казанской Грузинской церкви»: «На подлинном написано: проект рассмотрен и одобрен Строительным отделением Казанского губернского правления по протоколу апреля 20 дня 1879 г. № 12. Подписали: исполняющий должность губернского инженера барон Розен, губернский архитектор Хрщонович. Составлен техником Казанской губернской земской управы Александровым». (15)

Со временем ограду спроектированную Тихомирновым, если она все же была построена, по-видимому, возобновляли и документы об этом также отложились в архиве. Соответствующий проект Казанская духовная консистория 29 апреля 1902 г. представила в Казанское Губернское правление: «Духовная консистория, препровождая при сем на рассмотрение Губернского правления проект с копией ограды при Грузинской г. Казани церкви покорнейше просит проект о последующем с возвращением означенного плана Консисторию уведомить». (16)
Из протокола рассмотрения проекта видно, какими условиями осложнилось дело: «Протокол строительного отделения Казанского Губернского правления
Мая 27 дня 1903 г.
Слушали: 29 августа прошлого 1902 г. за № 5807 Казанская духовная консистория представила на утверждение Губ. Правления проект устройства ограды при Грузинской г. Казани церкви. Строительное отделение, рассмотрев проект и найдя, что ограда предположительно преграждает доступ на принадлежащий городу участок земли, проект передала на рассмотрение Казанской Городской Управы, прося ее заключения. Ныне Казанская городская управа после неоднократного напоминания 5 сего мая сообщила, что Городская Дума заслушав в заседании 26 марта сего года ходатайство причта и старосты Грузинской церкви о разрешении поставить около церкви железную ограду, постановила: причту и старосте Грузинской церкви разрешить постановку металлической ограды около церкви со стороны Грузинской улицы на ниже следующих условиях: а) решетка должна быть поставлена точно по линии улицы, направление каковой должно быть указано в натуре городским землемером, б) находящаяся в пользовании причта городская земля позади церкви в пределах назначенного по плану города площади, занятая отчасти церковными постройками, отчасти же разведенным садом должна быть взята в аренду за плату по 2 руб. в год за весь участок, в) указанный выше расположенный на городской земле сад должен быть открыт во всякое время дня для общего пользования.
Определили: в виду изложенного Постановления Городской Думы проект постройки ограды при Грузинской церкви оставить без утверждения, возвратить в Казанскую Духовную консисторию, сообщив о содержании Постановления думы.
Вице-губернатор…
Губернский инженер Хрщонович
Губернский архитектор Малиновский». (17)

Условия были выполнены и церковная ограда была поставлена. Причем «когда копали рвы для фундамента, – писал К.В. Харлампович – нашли немало скелетов, но до археологического изучения находки местное Общество археологии, истории и этнографии не было допущено».

К тому времени церковь была уже «теплая, трехпрестольная. Главный – во имя Грузинской иконы Божьей Матери, приделы – с правой стороны во имя святителя Митрофания Воронежского, с левой – во имя св. Троицы… При церкви профессиональное училище и приходское начальное женское училище». (18)
К Грузинской церкви была также приписана часовня в память избавления Государя императора Александра II от руки убийцы 4 апреля 1866 г., построенная по проекту Н.И. Уржумецкого-Грицевича рядом со зданием Дворянского Собрания. Дату освящения часовни – в декабре 1868 г., описание ее внешнего вида и установленных в ней икон удалось найти в публикации «Казанских губернских ведомостей» (1868, № 100, 18 декабря): «Открытие Казанского губернского дворянского собрания и освящение часовни в память события 4 апреля 1866 .: Часовня воздвигнута на Грузинской улице рядом с домом Дворянского собрания, который составляет угол этой улицы на обширную Театральную площадь.

Часовня в византийском вкусе, с пятью главами, из которых меньшие поставлены по четырем углам купола часовни, а пятая – большая по средине его. Часовня освещена двумя окнами с обеих сторон от входа, прямо перед входом поставлена икона преподобных Иосифа, Георгия и Зосимы, память которых празднуется в этот незабвенный для России день 4 апреля, икона писана известным в Москве живописцем Степановым, золотая рама иконы и лампада – работы московского купца Орлова. Построение часовни стоило с лишком 5000 руб. серебром. Безвозмездным строителем был казанский губернский архитектор Грицевич».
Облик часовни сохранила фотография Е.Н.Аршаулова 1870-х гг. (в советские годы часовня разрушена и ныне восстановлена). (19)
———————————–
Примечания
1.НА РТ. Ф.828. Оп.1. Ед. хр. 1-24
2.НА РТ. Ф.4. оп. 48. Д. 42; там же, Оп. 72. Д.113; там же оп.88. Д. 26; там же, оп.98, Д. 39; там же. Оп.113, Д. 7
3. См.: Справочная книга Казанской епархии. Издание Казанской духовной консистории. – Казань. 1909
4. Описание Казани, составленное в 1739 г. М.С.Пестриковым. – Казань 1909. С 23
5. Сказание казанского купца И.А.Сухорукова о пребывании Пугачева в Казани и о состоянии ея в то время (записано К.Ф.Фуксом)/ Казань и казанцы. Николая Агафонова. II. – Казань. 1907. С. 91-92
6. Казань в ее прошлом и настоящем. Очерки по истории, достопримечательности и современному положению города. Составил М.Пинегин. – С.-Петербург. 1890. С. 226
7. НА РТ. Ф. 828. Оп.1. Д. 6. Л.1
8. НА РТ. Ф.409. Оп. 5. Д.31
9. НА РТ. Ф.4. Оп.88. Д.26. Л.131
10. НА РТ. Ф.4. Оп.72. Д.113. Л.95.
11. Эдвард Турнерелли. Казань и ее жители. – Казань. 2005. С.223
12. НА РТ. Ф.4. Оп.88, Д.26. Л.131
13. НА. РТ. Ф.4. Оп. 112. Д.5. Л. 29
14. НА РТ. Ф.2. Оп.14. Д. 25. Л.2
15.НА РТ. Ф.2. Оп.14. Д. 36. Л.5
16. НА РТ. Ф.2. Оп.7 Д.1420. Л. 76
17. НА РТ. Ф.2. Оп.7 Д.1420. Л. 83, 83 об.
18. Справочная книга Казанской епархии. Издание Казанской духовной консистории. – Казань. 1909. С. 14-15
19. Ужумецкий-Грицевич Николай Иванович (1819- 1877), дворянин, действительный статский советник. С 1864 г.- казанский губернский архитектор. – См.: Муртазина Л.М. Казанские архитекторы конца XVIII – начала XX века. Биографический справочник. – Казань 1999. С.61-62
Дмитрий Иванович Орлов, владелец фабрики золотых и серебряных изделий, основанной в 1840 г. со 160-ю рабочими и учениками, на которой ежегодно вырабатывалось изделий на сумму до 200 тыс. руб. серебром. На мануфактурной выставке 1865 г. в Москве фабрика награждена Большой серебряной медалью. – См.: Постникова-Лосева М.М. Платонова Н.Г., Ульянова Б.Л. Золотое и серебряное дело XV – XX вв. – М. 1989. С.214
Фото в тексте 1: Грузинская церковь.Фото второй половины XIX века.
Фото 2: Грузинская улица со стороны Арского Поля с видом на церковь в перспективе. Открытка начала XX века.
Фото 3: Часовня у Дворянского собора. Фото 1879 г.

Один отзыв

  1. 07.07.2017 в 23:03 | #

    Очень интерсная информация, спасибо!
    Особенно интересно, что церковь была покрашена в розовый цвет, какой имеет сейчас дом, находящийся на её месте.

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>