© 2017 galina vstrecha_r_2

Встреча с моим дедом наяву

Сергей Решетников

Прошло больше года после смерти моей мамы. Только мы с ней бывали на могилке Алексея Васильевича Решетникова. Ещё я иногда привозил туда мою дочь Ольгу и внуков Алёшу и Серёжу. Да моя жена Лена помогала мне прибираться там. Она же купила металлический памятник и оградку, когда выгорели дотла деревянные ограда и крест. Само Свердловское кладбище умирало медленной смертью, почти как человек. Жилые дома вплотную примкнули к погосту. Тут же воздвигли гаражи разных калибров. Живых родственников тех, кто упокоился в этом месте, почти не осталось. Они сами уже ушли в мир иной. Наверное, участь этого некрополя в скором времени будет предрешена.

Вспомнилась судьба Иркутского Иерусалимского кладбища, здесь в коммунистические времена был устроен Центральный парк культуры и отдыха. Я сам там бывало по молодости тусовался на танцплощадке. Участвовал в безобидных и серьёзных потасовках и драках, которые непременно сопровождали культурный отдых советской молодёжи и студентов.
Грустно было осознавать такую перспективу Свердловского кладбища и вечный непокой для своего деда.

Как-то попала мне в руки статья. В ней описывались раскопки, которые производились в районе возрождённых исторических Московских ворот, что на Нижней набережной Ангары в Иркутске. Там были найдены древние захоронения людей, много костей и других останков. Их бережно перезахоронили. Это натолкнуло меня на мысль о перезахоронении моего деда Решетникова Алексея Васильевича в могилу к его супруге и моей бабушке Решетниковой Вере Сергеевне на Маратовское кладбище. Там покоится еще моя тётя Ира — их дочь, моя мама. Совсем рядом могила моего отца Алексея Алексеевича, моей сестры Гали и её мужа Миши. Пока у меня есть силы надо действовать. Да и мамино завещание о благоустройстве и приведении могил родных в красивый вид я не забыл. Она и деньги на это дело оставила в достаточном количестве.

Решетниковы Алексей Васильевич и Вера Сергеевна

Я всё для себя решил. Как юрист, начал изучать соответствующие нормы закона и другие распорядительные документы, относящиеся к похоронному делу. Выяснил, что надо иметь свидетельство о смерти и доказательства родства – это свидетельство о браке и соответствующие свидетельства о рождении. Все эти и некоторые другие документы я нашел. Но как-то не мог решиться и начать действовать. Что-то мешало. А что, не знаю. Наконец, после телефонного разговора с Еленой – представителем похоронного агентства, 25 августа 2017 года переступаю порог муниципального предприятия «Ритуал», что на улице Байкальской возле Областного архива. Меня встретили вежливо и учтиво. Администратор Раиса пригласила для разговора заместителя директора Максима Анатольевича, и все вопросы были решены. Максим Анатолиевич на своей машине провез меня на место эксгумации и место перезахоронения. Он определил объём работ, и мы назначили дату перезахоронения на 30 августа 2017 года на 11 часов.

29 августа долго не мог уснуть. Я думал о деде: «Завтра на машине, пусть на катафалке, но я проеду вместе с дедом. Мне не довелось с ним встретиться при его жизни. Будучи малышом, я не сидел у него на коленях. Он не читал мне книжек, не рассказывал сказок. Этого не случилось. Но со слов моей мамы знаю, что он был замечательным, умным и необыкновенно добрым человеком. По документам знаю, что на работе он был уважаем, как великолепный специалист и мудрый товарищ. Его труд врача отмечен государством. Он был награждён Орденом Ленина. Это высшая награда. Выше — только звание героя труда. Но эту награду он тоже не успел получить при жизни. Он скоропостижно скончался после командировки в Улан-Уде, куда выезжал на борьбу с эпидемией инфекционного заболевания. Да и я, являясь его кровиночкой, его частичкой, продолжаю жить благодаря ему. Он во мне, а я – это его продолжение на Земле».
С такими мыслями я постепенно погрузился в сон. Утром в бодром состоянии духа я поднялся, чтобы довести намеченное дело до конца. Обычно я могу понежиться в постели до 12 часов. Загрузка работой не высокая, поэтому могу себе позволить такую роскошь. Но сегодня мне предстоит встреча с моим дедом. И она состоялась ровно в намеченное время.

Опрятные и учтивые рабочие извлекли из могилы все останки моего деда и положили их в специальный мешок чёрного цвета. Молния-застёжка была открыта, и я присел на корточки, чтобы молча поздороваться с дорогим мне человеком. Для меня он в этот момент был живым. Думаю, что и дед видел меня. Мы общались с ним на каком-то тонком уровне. О чём мы говорили несколько минут, описать трудно. В моём сознании пронеслось целое облако энергетического массива информации. Это были тихие и добрые вибрации. Наверное, надо будет ещё понять, о чём была эта информация. Если перед скорбным мероприятием у меня от волнения начинало щемить сердце, то сейчас я чувствовал себя спокойно. Только слёзы текли из увлажнившихся глаз, а я их и не скрывал, и не прятал. Нам никто не мешал. Все участники события стояли поодаль. Они молча наблюдали за происходящим со стороны. А я наяву общался с дедом, чтобы через несколько минут проститься с ним уже навсегда.

Маленькая деталь из далёкого моего детства, которая запомнилась и всплыла сейчас в памяти: Весенний день, тепло. Солнышко своими ласковыми лучами разгребает кроны деревьев. Они падают на могилу моего дедушки Алексея Васильевича Решетникова. Я — семилетний пацан — стою на погосте вместе со своей любимой бабушкой Верой Решетниковой и тётей Ирой – родной сестрой моего отца. А пришли мы на кладбище по причине проявленного внимания со стороны их подруги Любы Кирилловой. Она работала актрисой в Иркутском ТЮЗе (театре юного зрителя). Я с большим вниманием и пиететом смотрел на настоящую театральную артистку. Тётя Люба принесла для посадки на могилу Алексея Васильевича маленький кустик садовой сирени. Он был хрупким. Свежий ветерок трепал его нежные листочки. Мне казалось, что растение сейчас заплачет. Оно хотело, наверное, побыстрее найти свой новый дом, своё новое место произрастания, чтобы радовать людей бурным цветением и шумной листвой. Я самостоятельно выкопал лунку. Бабушка приготовила ёмкость с водичкой, чтобы полить саженец. Как вдруг тётя Люба Кириллова спрашивает у меня: «Серёжа, на прошлой неделе старшая группа железнодорожного детского садика ходила к нам в ТЮЗ на спектакль. А ты ходил?
- Конечно, мне очень понравилось, – восторженно защебетал я.
- А как ты думаешь, какую роль я играла на сцене в этой сказке.
Я крепко задумался. Во-первых, я сидел довольно далеко, где-то на десятом ряду. Во-вторых, лица актёров были загримированы, и узнать человека было бы очень сложно.
- Наверное, тётя Люба, Вы были принцессой, – радостно предположил я. – Ведь Вы такая высокая и красивая, – как настоящий, хоть и маленький мужчина театрал, я сделал комплимент замечательной исполнительнице сказочного театрального действа.
- Вот и нет, Серёженька. Я играла роль бабы Яги. Это так экзотично, и она что-то прорычала зычно и со зловещей тембральной окраской интонации голоса, получилось впечатляюще… Мурашки пробежали по моей спине. Но бабушка Вера и тётя Ира весело смеялись, и я тоже стал улыбаться. Вышло так, что этот кустик сирени я высаживал вместе с «бабой Ягой». Потом куст разросся, стал почти пятиметровой высоты деревом с несколькими толстыми стволами.

Ему было хорошо на этой песчаной почве. Возможно, он вбирал в себя энергию моего дедушки, и дед смотрел на наш мир с помощью зелёных листьев и соцветий. Со временем этот куст несколько раз был близок к гибели. У него засыхали некоторые из стволов, но жизненная энергия его была сильной, и он пускал новые побеги из своих корней, продолжая жить. Даже после ужасного пожара и испепеления он снова возродился. А сейчас после вскрытия могилы, он лежал в стороне. Из корневого кома торчали обрезанные ветки. Они были длинной около метра. На этих стволах осталось много скрытых и затаённых почек. Я попросил рабочих установить этот корневой ком на своё исконное место. Затем при мытье рук мы полили его водой, которую я заранее приготовил в пятнадцатилитровой канистре. Очень хочется верить, что этот куст опять оживёт.

Вернусь опять к ходу событий нашего траурного мероприятия.
Рабочие с моего согласия застегнули мешок и уложили его в красивую усыпальницу, накрыв его ажурным белоснежным саваном. Сверху они закрутили фиксаторы и на этом процедура эксгумации завершилась. Я попросил разрешения сесть в машину – микроавтобус вместе с гробом, чтобы немного проехать вместе с дедом по иркутским дорогам. Мне любезно предоставили такую возможность.
- Я с дедом Алёшей еду наяву. Он рядом со мной. Мы вместе. Мы вместе! Мы ведь не виделись шестьдесят три года. Ровно столько, сколько я живу на белом свете. От осознания этого мне грустно и светло одновременно, – проносились мысли в моём сознании.

Но надо пересаживаться в мою машину. Надо ехать на Маратовское кладбище. Надо ещё встретить моих родных: доченьку Олю и её сыновей Алёшенку и Серёженьку – моих внуков. Они тоже будут поддерживать меня. Они тоже примут участие в церемонии перезахоронения их прадеда для Оли и прапрадеда для Алёши и Серёжи – Алексея Васильевича Решетникова.
Вот уже церемония завершилась. Мои дедушка и бабушка после шестидесяти пяти лет разлуки теперь будут покоиться вместе. А мы с Олей на следующий год, когда на могилах грунт даст усадку, забетонируем и благоустроим место вечного покоя наших самых близких людей и установим капитальные и красивые памятники.
————————————–
На фотографии, предпосланной статье, Алексей Васильевич Решетников

Отзывов: 3

  1. Екатерина
    04.09.2017 в 15:12 | #

    Понимаю. Разделяю и мысли и чувства! – как автор замечательно выразил и мои эмоции! Спасибо.
    Огромное спасибо Галине Соколовой и за эту публикацию.

  2. Сергей Решетников
    04.09.2017 в 17:32 | #

    Слёзы мешали читать. Я опять окунулся в эту светлую грусть. Пусть память живёт! Спасибо, Галина, за внимание к нашей семье.

    Сергей Решетников

  3. Tatiana
    18.09.2017 в 09:12 | #

    Спасибо. Очень неожиданный рассказ. Но очень полезный.

Ваш отзыв на Tatiana

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>