© 2017 galina yuferev_a_i_8

Юферев Аркадий Иванович. Вятская губерния

Елена Геннадьевна Бушуева
Воспоминания

Мой дед, Юферев Аркадий Иванович, родился 19 января 1872 года в семье священника, настоятеля Троицкого прихода Котельнического уезда Вятской губернии, Юферева Иоанна Николаевича.
Иоанн Николаевич был из семьи церковносвященнослужителей. Год его рождения примерно 1840-1843. Перед посвящением в сан иерея он женился (примерно в 1870 году). Жену его звали Александра Ивановна (примерно 1850 г.р.).

Иоанн Николаевич Юферев с детьми Аркадием и Агнией

У них родились шестеро детей:
- Аркадий (19.01.1872);
- Агния (1874 г.);
- Иван (примерно 1879 г.);
- Серафима (примерно 1877 г.);
- Анфиса (примерно 1880 г.);
- Любовь (примерно 1884 г.).

Александра Ивановна Юферева

Все дети получили образование. Девочки, Агния, Серафима и Анфиса, учились в Вятском Епархиальном училище. А сыновья получили высшее образование. Иван, возможно, закончил какое-то техническое (светское) высшее учебное заведение или Казанский сельскохозяйственный институт. На семейных фотографиях в Яранске на именинах матери он в студенческой форме (1906-1911 г.г.).

Аркадий закончил духовную семинарию в Вятке и затем в 1896 году получил степень кандидата богословия по окончании Казанской духовной академии. Окончание академии давало ему право преподавания в духовной семинарии и гражданский чин 8 класса.
Преподавать Аркадий Иванович стал в Вятской духовной семинарии. Он оказался талантливым педагогом и активным участником организации и создания просветительского движения в Вятке. В последующие годы его вклад оценили потомки: в музее Народного образования г. Кирова (г. Вятка) есть стенд, посвященный, в том числе, и Аркадию Ивановичу.
В Семинарии Аркадия Ивановича называли греко-латинистом. Он преподавал греческий язык (старый и новый) и латынь. Знал же Аркадий Иванович всего семь языков. Собрал исключительно ценную библиотеку (к сожалению, она погибла в гражданскую войну). Конечно, он владел современными европейскими языками: немецким, французским и английским. Дед был очень требовательным и строгим педагогом. Не раз по его инициативе нерадивые семинаристы исключались из семинарии.

Успешно продвигалось повышение классности титулов гражданских чинов. В 1901 году он получил чин титулярного советника, что в научном аспекте соответствовало званию Магистра богословия. Для сравнения, в военном ведомстве этот чин соответствовал чину капитана (ротмистра). По поводу получения этого классного титула, семья Юферевых приезжала в Вятку. Чему свидетельствует фотография, на которой запечатлены мама Александра Ивановна с братом Аркадия Иваном и сестрами Анфисой и Любовью.

Стоят Анфиса, Иван, Аркадий. Сидят Любовь и Александра Ивановна

Все еще не женаты и не замужем, но нет уже отца. Он умер в 1892 году 11 марта. На его должность настоятеля поступил муж дочери Агнии – Фаворский Серапион Андреевич (г. р. 1871 ). Он выпустился в 1891 году из Вятской духовной Семинарии. [1] Аркадий Иванович был тогда слушателем Казанской Духовной Академии.
В дальнейшем Аркадий Иванович приблизительно в 1906 году получает чин коллежского советника (уже высокоблагородие!), что соответствует степени доктора наук (в военном ведомстве – чину полковника). По моим расчетам, в 1910 году получает чин статского советника.
С этого чина Аркадий Иванович попадает в группу с I-V класс. Эта группа объединяет представителей высшей номенклатуры, определяющей курс политики государя. Носители этого чина имели особые привилегии и высокие должностные оклады.

Юферев Аркадий Иванович

До 1910 года (до получения чина статского советника) Аркадий Иванович холост. Живет в «нумерах» лучшей гостиницы. Столуется в ресторане при гостинице. Этот ресторан, только для высшего общества, расположен в центре Вятки в двухэтажном особняке. Владелица и хозяйка – Елена Ивановна (Хелен Шмидт – бедная «шоколадница» из Жирардова под Варшавой, к тому же, лютеранка). Она в России с четырнадцати лет. Привез ее богатый помещик. В дальнейшем она стала его невенчанной женой. Лет 10 они жили в Петербурге. Но муж, к сожалению, довольно быстро скончался и оставил свое состояние Елене. Она уезжает в Вятку (имение было где-то рядом с Вятской губернией), продает имение, покупает очень хороший (по тем временам) дом и открывает ресторанный и гостиничный бизнес.
К моменту появления Аркадия Ивановича в качестве ее постоянного клиента, она имеет компаньона-сожителя Александра Ивановича, который и возглавил весь бизнес.

У моей бабушки в спальной висел большой портрет Елены в полный рост. Она на нем – обворожительная барыня в бархате, в кружевах, в золоте и в жемчугах. Рукой поддерживает часы-кулон на длинной цепочке. Все свое детство я с восторгом взирала на этот портрет. А бабушка рассказывала о прекрасных нарядах, о розовом масле, вместо духов, о довольно сложном и вспыльчивом характере этой дамы. Она рассказывала, что Аркадий Иванович дружил с Еленой и ее супругом. Считался завидным женихом (про него все вокруг говорили «барин»), хорош собой, шикарно одет, манеры «Денди». Он ухаживал за девушками, которые работали на Елену (в буфетах). Ресторан и гостиница имели безупречную репутацию, никаких девиц легкого поведения там никогда не было.

В 1905 году в Польше разгорелось повстанческое, бунтарское движение. В нем активно принимал участие брат Елены Иоганн Шмидт. У него и у пани Розалии Шмидт (польки по национальности) было в то время четверо детей:
- Натали (1889 г. р.);
- Марта (1891 г. р.);
- Сигизмунд;
- Зельма.
Две старшие дочери закончили (или заканчивали) начальное училище в Жирардове. Отца арестовали. Бунты подавлены. К 1908 году, сразу после освобождения, Иоганн умирает от ревматизма. Розалия осталась с детьми без средств к существованию. У Елены в России бизнес растет. Открываются новые буфеты в театре, кинотеатре, в парке. Ей нужны помощницы, к которым у Елены особые требования – порядочность, чистота, верность. Она решает помочь и себе и снохе Розалии. Елена вызывает из Жирардова Натали и Марту.

Натали и Марта Шмидт перед отъездом в Россию

Прошло чуть больше года, Аркадий Иванович достиг высокого чина по службе и стабильного материального положения. В 1910 году он женится на Марте Шмидт. Она почти не говорит по-русски, почти нищая, да еще лютеранка. И с характером! Креститься в православную веру отказалась наотрез. Не смотря на это, Аркадий Иванович получает разрешение от митрополита на брак с лютеранкой. Более того, все высокое духовенство было гостями на их свадьбе.

Молодожены вначале арендуют этаж одного большого (по тем временам) дома. Затем позже Аркадий Иванович приобретает дом с мезонином. Но моя мамочка, Лидочка Юферева родилась еще в первой квартире (16 февраля 1913 года).

К сожалению, мало и плохо я слушала рассказы бабушки об их жизни в те годы (да и бабушке было больно все это вспоминать!), но все-таки помню, что в доме был оборудован кабинет Аркадия Ивановича с библиотекой. Комнаты были обставлены мебелью из дуба, из красного дерева, из ореха. Было две спальни (что всегда меня удивляло, ведь в наше время муж и жена спят на одной кровати). Был зимний сад. В мезонине были детские и комната няни.
В 1916 году родилась еще одна девочка – Елена Аркадьевна.

Была прислуга, кухарка, горничная и «грязная». Это была Марфа. Совсем девчонка – сирота из деревни. Она прожила с нами всю жизнь. Марфа всей душой бескорыстно, во все тяжелые и легкие времена, любила Марту Ивановну. Была предана ей так, что о замужестве и не думала. Позже, когда я – первая внучка Марты – родилась, была моей няней.

Марта Юферева (Шмидт) с дочерью Лидочкой

Семейная жизнь текла счастливо. В 1916 году (дату точно не знаю, документ затерялся) Аркадий Иванович получил чин IV — Действительного статского советника и титул «превосходительство». С этим чином получает от царя Николая II грамоту о потомственном дворянстве. Он в эти годы выглядел как важная персона, уважаемая и достойная всех своих наград. Наград было немало. Они хранились со многими документами старого времени в сундуке у бабушки. Когда ее не стало, тетя Лена все сожгла без разбора, даже портрет Елены (времена были тяжелые).

Таким образом, период до 1917 года был счастливым для семьи Юферевых (Аркадия и Марты). Конечно не без трагических событий и огорчений. Смерть матери Аркадия Ивановича Александры Ивановны, смерть сестры Агнии в одиннадцатых родах в 1914 году в 40 лет. Перед первой мировой войной из Жирардова в Вятку, в гости к дочери приехала мама Марты, пани Розалия. Зельма к этому времени умерла, а Сигизмунд уехал в Россию. Война навсегда отрезала Розалии путь домой. Так она и осталась в Вятке в самые тяжелые годы для семьи Юферевых и умерла в 1926 году в возрасте 54 лет, и была  похоронена в Вятке.

Большое потрясение и горе переживает в это время Елена Шмидт. В 1909 году ее сожитель, помощник, совладелец и друг в 56 лет женится на 20-летней Натали (ее племяннице). Он отделяет часть бизнеса и уезжает с семьей в Архангельск. Где живет счастливо до 1919 года. За эти годы Натали родила ему шестерых детей.

Аркадий Иванович очень скоро научил Марту говорить, писать и читать по-русски, при этом, такого четкого, красивого, литературного языка я не слышала ни у кого из близких и дальних знакомых. Кроме того, Марта прекрасно знала немецкий язык и польский (язык матери). Как-то я увидела поздравительные открытки, которые хранила бабушка (от сестры и брата) и была просто потрясена: они писали друг другу письма прописным готическим шрифтом! Кто знает, что это такое, тот поймет мое восхищение и удивление.

Аркадий Иванович и бабушка Марта, как почти все передовые люди того времени, приветствовали февральскую революцию. Весь 1917 год был годом бурлящим (митинги, демонстрации, знамена, транспаранты, ораторы, крикуны, иногда пальба). Марта и Аркадий ходили слушать выступление Троцкого, который был в 1917 году в Вятке и выступал в городском саду «Аполло». Поражало то, что с ними на митинг ходила вся прислуга, дворники и др. Выступление произвело на Марту огромное впечатление. Троцкий был оратор «от Бога».

До конца 1918 года жили как прежде, только Семинарию закрыли. Аркадий Иванович считал – на время, пока все не прояснится. Но с декабря 1918 года все изменилось в жизни семьи Юферевых.

В ноябре 1918 года войска Колчака заняли Ижевск, а в декабре – Пермь. Командование Красной Армии создает «кулак» в Вятке для сдерживания и разгрома Колчака. В декабре 1918 года в Вятку вступили большие соединения войск Красной Армии. Размещались в домах жителей Вятки, в основном в домах зажиточных людей. У Марфы во дворе спросили: «Есть ли в доме барыня?». Она сказала: «Да!» И дом был занят солдатами, которые сразу стали его грабить. Но вскоре дом конфисковали под штаб какой-то части, введенной в Вятку.

Я плохо знаю, как точно дальше развивались события. Но предполагаю, что в декабре семью на улицу не выбросили. Вначале, видимо, им разрешили жить в одной комнате. Кухней они пользовались вместе с военными. Бабушка иногда, правда очень редко, позже вспоминала всякие небольшие курьезы. А моя мамочка, пятилетняя тогда, вспоминала, что иногда сидела на коленях страшного дяди в кожаных штанах. Но, видимо, к весне нашли пустующий полуразвалившийся дом и выселили туда семью. Выселяли довольно мирно, так как удалось вывезти кое-что из мебели. Я помню, у бабушки в комнате стояла мебель из дубового гарнитура (изумительной работы буфет и трюмо с резьбой по дереву в форме букетов роз). Часть гарнитура из орехового дерева позднее стала приданым для моей мамы. А еще позднее, в моей комнатке стоял прекрасный шкаф и письменный стол. В «большой комнате» стоял великолепный обеденный стол со стульями. В спальной – стол Аркадия Ивановича с витыми массивными ножками. Лет в пять я носилась по дому, запнулась и ударилась подбородком об эту ножку. Вылетели два молочных зуба. Мама бегом, закутав мою голову полотенцем, отнесла меня в больницу, где наложили швы. А вот в детском саду я, с перевязанной головой, целый день была героем!

Еще у меня для кукол было прекрасное место, коробка от бабушкиной шляпы с перьями. Она была круглой формы с крышкой, сделана из тонкой фанеры и покрыта лаком. Были вывезены и другие какие-то вещи, которые в голодные годы (1920-1921 г. г.) Марфа меняла на рынке на продукты (крупу и хлеб). В доме, где поселили в 1919 году семью Юферевых, зимой было очень холодно. Стены разрушались, печи дымили. Вся семья болела. Марта «заработала» плеврит, который перешел в хронический. Я помню бабушку, как очень слабую здоровьем, ее нужно было всем и всегда хранить и оберегать.

Когда семья переехала на другую квартиру на подселение к Носыреву Всеволоду Григорьевичу, условия жизни нормализовались, но бабушка продолжала болеть. Приезжал Сергей Фаворский и лечил ее гомеопатией. Он до самой своей смерти (1953 год) в переписке консультировал бабушку. У нее в аптечке (шкафчик из орехового гарнитура!) всегда стояли пузыречки с белыми крупинками. Строго по часам, всю свою жизнь, бабушка принимала эти лекарства. Привозили эти лекарства все, кто мог, из Ленинграда. Там долгие годы была гомеопатическая аптека на углу Ждановской набережной и Большого проспекта Петроградской стороны.

Сергей Фаворский

 

1920 год. Гражданская война приближается к концу. В.И. Ленин поднимает вопрос о восстановлении национализированного хозяйства (в том числе, промышленных предприятий, научных учреждений, образовательных структур). Нужна информация, что и в каком состоянии осталось. Нужно разобраться в бухгалтерских книгах. Ленин призывает на работу, на помощь грамотных специалистов.

Аркадий Иванович очень тяжело пережил годы 1918, 1919. Он лишен всего: работы, достатка, дома, уважения. Он видит, что революционные управляющие органы большевиков возглавили те, кого он считал хулиганами, бездельниками, бездарностью (он их исключал из семинарии и гимназии). Аркадий Иванович не верит такой власти и не разделяет ее идеологию. Он потрясен. И очень болен. Развивалась болезнь сердца. Тогда ее называли «грудная жаба». Аркадий надеется на поражение, на уничтожение большевизма. На призыв Ленина он не отвечает. Вступает в заговор, в котором участвовали почти все его бывшие коллеги и друзья. Семья остается без средств существования.

Хозяин квартиры, которого «уплотнили» (теперь он занимает маленькую проходную комнатку, а в двух других живет семья Юферевых), видит безвыходность ситуации. Он, офицер русской армии, воевавший в первую мировую войну, где подвергся газовой атаке, после которой стал инвалидом, принимает решение и идет на биржу труда. Всеволод Григорьевич получает работу на энергоснабжающем предприятии и в дальнейшем становится на долгие годы главным бухгалтером «Кировэнерго». Он помогает семье пережить 1920 и 1921 годы, годы голода и болезней. Марта в 1921 году была на грани жизни и смерти. Аркадий Иванович, наконец, понимает, что недооценил ситуацию. Пытается устроиться на работу, но саботажников никуда не берут. Еще один удар!

Однако время идет. 1922 год. Марта выздоравливает. Начинается НЭП. Все меняется как по волшебству. По воспоминаниям моих родителей в день объявления Новой Экономической Политики, утром был голод, вечером – в лавках появился хлеб, булки и многое другое. Вскоре жизнь вошла в русло достатка и спокойствия. Аркадий Иванович устроился работать учителем в школу. Дочери учились в новой советской школе. С Мартой и Аркадием жила Розалия (мама Марты), а также – Марфа. К ним в гости приехала сестра Натали с сыном, дядя Ваня Юферев – брат Аркадия, сестры Анфиса и Любочка. Еще приезжали кузины Наташа, Лиза, Маша из Москвы (не знаю по какой линии). О них часто упоминалось в воспоминаниях Лидочки и Марты.

Одно плохо: здоровье Аркадия Ивановича все ухудшается. Бабушка говорила, что уже в годы окончания НЭПа, Аркадия Ивановича приглашали возглавить кафедру греческого и латинского языка в МГУ. Но это только с ее слов. Подтверждающих документов я не видела. Аркадий Иванович уже не вставал с кровати, угасал. Врачи в те годы не знали никаких средств, облегчающих эту болезнь.

В 1926 году от воспаления легких умерла пани Розалия, мама Марты Ивановны. А в 1929 году умер Аркадий Иванович. Перед самой смертью он перенес еще одно потрясение. В Вятке в этот год вдруг снова вспыхнула активная борьба с религией и церковью. В годы НЭПа ненависть к Богу и православию поутихла. Мама рассказывала, что у них в школе создавались две организации (на выбор) – комсомол и христомол! Но в 1929 году именно в их школе (о других я просто не знаю!) затеяли праздник отречения от Бога. И выбрали дочерей Аркадия Ивановича: Лиду – ученицу 8 класса, Лену – ученицу 5 класса. Девочки должны были выйти на сцену актового школьного зала и при всем коллективе учащихся отречься от БОГА. В случае отказа, им грозило исключение из школы. Девочки (испуганные и удрученные!) пришли домой, обратились к папе (Аркадий Иванович лежал больной). Он выслушал и сказал: «Без Бога ни до порога, с Богом – хоть за море». Он понимал, что дочери останутся без образования. Чего стоил этот приговор педагогу, просветителю, отцу?! Девочки на другой день вышли на сцену и сказали то, что им сказал отец. Их отчислили. Маме было 16 лет.

Иоанн Иоаннович Юферев с племянницами Лидой
и Еленой (дочки Аркадия Ивановича)

Но оказалось, что с ее характеристикой и на работу не берут. Опять помог Всеволод Григорьевич. Сначала она устроилась бухгалтером где-то за городом в поселке Вахруши, а потом и в городе, где проработала всю жизнь. А Леночке было 13 лет.
До 16 лет Леночка училась дома, в том числе, и играть на рояле. У нее были успехи. А потом она устроилась в бухгалтерию счетоводом.
Всеволод Григорьевич Носырев стал вторым мужем овдовевшей Марты Ивановны. Он был заботливым и любящим отцом девочкам и обожаемым дедушкой для меня и всех внуков.
————————————-
[1] На фото, предпосланном статье братья Аркадий (слева) и Иоанн Юферевы.
[2] О священнике Серапионе Андреевиче Фаворском см:
Фаворский из Яранска Анне Селивановской в Ново-Троицкое
Что в имени тебе моем
Серапион Андреевич Фаворский – священник Вятской губернии

 

Отзывов: 5

  1. Сергей
    23.02.2017 в 18:04 | #

    Спасибо огромное, Галина Федоровна, за внимание к нашей семье.

    • galina
      23.02.2017 в 18:15 | #

      Сергей, думаю, в первую очередь мы все должны поблагодарить Елену Геннадьевну за прекрасный рассказ о прародителях, о том далеком уже теперь времени, жизни в непростые годы. Все-таки нашим родителям судьбой были отпущены очень непростые, суровые, трудные годы. Но им достало сил и мужество не просто выжить, но и сохранить благодарную память о своих близких. Хорошо бы, чтобы таких воспоминаний было больше.

      • Сергей
        28.02.2017 в 04:11 | #

        Полностью согласен с Вами, Галина. Низкий поклон и пожелание здоровья Елене Геннадьевне. А ещё огромное спасибо внучке Елены Геннадьевны – Инне, прошивающей в Нью-Йорке. Это, именно, она познакомила меня с бабушкой, она дополнила воспоминания историческими фотографиями. Теперь появился мостик между родственниками Иркутск – Питер – Алма-Ата – Москва – Самара – Нью-Йорк. География расширяется.

  2. Екатерина
    24.02.2017 в 09:52 | #

    Прочитала с удовольствием; с эмоциями и сопереживанием.ЗдОрово!!!
    Есть вопрос: на фотографии, на которой запечатлены мама Александра Ивановна с братом Аркадия Иваном и сестрами Анфисой и Любовью, на переднем плане размещена бумажная конструкция. Может это документ, подтверждающий чин титулярного советника?

  3. Tatiana
    24.02.2017 в 11:56 | #

    Какое счастье, что сохранилось столько воспоминаний. Рассказ потрясающий. Спасибо.

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>