© 2018 galina pn_belkovich_13

Белькович Павел Николаевич

Бельковичи. Отец и сыновья Вера Михайловна Корнеева

Корнеева В.М.

Павел Николаевич Белькович (1868-1937)

Жизнь Павла Николаевича Бельковича вызывает множество самых положительных эмоций.
Первоначально он, как и его брат Николай, поступал в Академию художеств, но не выдержал вступительных экзаменов. Однако увлечение рисованием Павел Николаевич сохранил до конца жизни. Высшее образование он получил в Санкт- Петербургском лесном институте. Женат был на дворянке Клавдии Дмитриевне Лукьянской 1873 года рождения.
Лукьянские – дворяне Казанской̆ губернии. Род внесён в 3-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии, утверждён указом Герольдии от 20.08.1841г.
Дед Клавдии Дмитриевны Осип Семёнович Лукьянскиий был участником Бородинского сражения, имел солидный послужной список и множество наград.
Лукьянские были всегда близки к народу, понимали и поддерживали простых людей. Эти черты нашли своё отражение в семье Клавдии Дмитриевны и Павла Николаевича. Их союз был на редкость гармоничным.

На фотографии Павел Николаевич сидит на крыльце справа на верхней ступени. Слева, ниже с ребёнком, жена – Клавдия Дмитриевна Лукьянская. Двое мужчин между ними – братья Клавдии Дмитриевны. На скамье – Софья Антоновна – мать Клавдии Дмитриевны. Перед ней на нижней ступени Дмитрий Осипович Лукьянскиий, отец Клпавдии Дмитриевны

Фотография сделана на крыльце усадьбы Лукьянских в деревне Семиключи (Семь Ключей) Свияжского уезда Казанской губернии около 1895 г.

Семья Павла Николаевича.
Слева направо: сын Николай, Павел Николаевич, Клавдия Дмитриевна
с двумя сыновьями, дочь Софья, перед ней дочь Мария

Всего в семье Павла Николаевича было пятеро детей, но в живых остались две дочери: Мария и Софья.
Один из троих сыновей – Николай 1899 г.р.(фото слева) – подавал большие надежды своими успехами в учёбе и последующей краткой жизни. Закончив Казанское реальное училище, служил прапорщиком в пехотной армии Колчака, затем в Красной армии получил офицерское звание в 21 год. В личном деле на стр. 12 имеется запись: «Убыл в распоряжение Смоленского облвоенкомата, подлежит увольнению согласно приказу РВСР № 1128/202 секретно исключен из списков полка.
Приказ по полку № 167/27 1921 г. июня 16
Зарегистрирован по приказу РВСР 1921 г. № 1124 по списку № 169 1921 г.».
Запись «секретно исключен из списков полка» непонятна и только приводит к различного рода предположениям. Жизнь Николая оборвалась 12 марта 1924 г. от воспаления мозговой оболочки. Ему было неполных 25 лет, и он был преисполнен желания служить своему отечеству, но судьба распорядилась иначе.

Двое других сыновей умерли в малолетнем возрасте по неизвестной причине.
Преследовали болезни и старшую дочь Марию (туберкулёз). По этой причине семья долго жила в Лопатино, где Павел Николаевич заведовал лесной опытной станицей. Село Лопатино в 1940 году переименовано в г. Волжск (Марийская республика), что связано с постройкой целлюлозно-бумажного комбината.
В период заведования лесной опытной станцией Павел Николаевич наряду с должностными обязанностями плотно занимается научной работой, результатом которой явился труд: «Лесозаготовительные работы 1926- 7 и 1927- 8 гг. в связи с закладкой опытных рубок для изучения естественного лесовозобновления в опытном лесничестве имени Г.Ф. Морозова».

Семья Павла Николаевича была особо связана с Александрой и Николаем Фешиными.
В последние годы жизни на родине Александра и Николай Фешины, потеряв своих родителей, в семье Клавдии Дмитриевны и Павла Николаевича находили исключительную доброжелательность, искренность, заинтересованность, поддержку. Объединял и особый интерес Павла Николаевича к живописи. Рассматривая рисунки Павла Николаевича, на некоторых из них видишь мастерство, на других явное дилетантство. Думается, что часть рисунков выполнена с участием Николая Ивановича Фешина, по крайней мере, под его руководством. Многие рисунки имеют незаконченный вид. Рассматривая их и сопоставляя с воспоминаниями родных, невольно делаешь определенные выводы.
Ниже представлены некоторые из имеющихся.

Как уже сказано выше, Павел Николаевич до конца своей жизни увлекался рисованием. Его рисунки жизненны и интересны и передаются в семье из поколения в поколение.
Вглядываясь в них, сознаёшь, что рисунки позднего периода выглядят более совершенными и безупречными. Все они выполнены на бумаге, а представленные ниже  сделаны на блокнотных листочках с использованием простых и цветных карандашей. Удивительно соблюдены пропорции. Трудно понять, как человек, не имеющий художественного образования, смог так тонко и грамотно подойти к каждому изображаемому сюжету.
Много загадок в семьях моих предков, в том числе и семье Павла Николаевича. По возможности хочется разгадать их, донести до следующих поколений не в форме домыслов, а опираясь на подлинные факты и документы.

Правнук Павла Николаевича, Александр Николаевич Гречкин, отмечает:
«Как Вы знаете, Павел Николаевич не был профессиональным художником. Тем не менее рисунки живые. Особенно я люблю три последних. Это виды из окон квартиры Павла Николаевича на ул. Тельмана (б. Попова Гора) на три стороны света. Я жил в этом доме семь первых лет моей жизни и хорошо всё помню. Рисунки очень точные и колорит превосходно передан. Два первых рисунка – виды на юго-восток и юго-запад (на улицу, видны ворота). Третий – вид на северо-запад, сумерки».

Жизнь семьи Павла Николаевича наполнена хлопотами и горестями: смерть дорогих и любимых детей, родных и близких, тяготы и ужасы гражданской войны и революции, болезнь дочери. Несмотря на это, гармония и понимание всегда остаются в их доме. Павел Николаевич и Клавдия Дмитриевна не проходят мимо людских бед, тревог и волнений. Они принимают участие и в воспитании осиротевших детей Николая Николаевича, а одного из них, Павла, воспитывают как своего сына, предоставив ему возможность получить высшее образование. Наталья Николаевна (младшая дочь Н.Н. Бельковича) вспоминала: «…Вечно их дом посещали бедные, нуждающиеся люди, и ко всем тётя Клава была ласкова и внимательна. Это была добрейший души человек».

Квартира в г. Казани Павла Николаевича и Клавдии Дмитриевны находилась в двухэтажном деревянном доме и являлась центром притяжения для многих родственников, друзей и знакомых. После революции семья «уплотнилась». Две комнаты (из пяти) уступили Дмитрию Владимировичу, сыну Владимира Николаевича, с его женой и дочерью  Устиньей. В доме напротив жил Павел – младший сын Николая Николаевича.
Занимаясь основной работой, Павел Николаевич активно участвовал в общественной деятельности. Он входил в состав попечительского совета художественно-ремесленной мастерской ювелирно-чеканного дела в селе Рыбная Слобода Лаишевского уезда Казанской губернии от уездного земства (НА РТ. Оп.14. Д. 66.). По отчёту мастерской можно видеть, как переплетались интересы братьев Николая Николаевича и Павла Николаевича.

Определённое место в жизни Павла Николаевича занимала и земская деятельность, но ряд обстоятельств и свойства характера не позволили ему заниматься ею в полной мере. В автобиографическом очерке «19 лет земской службы» Н.А. Мельников пишет: «П. Н. Белькович, губернский гласный от Лаишевского уездного земства, был гораздо более хорошим человеком, чем выдающимся земским деятелем. Мягкий, застенчивый, часто сомневающийся, теряющийся в борьбе и склонный к уступкам, он, будучи до щепетильности честным, вдумчивым и добросовестным работником, был незаменимым на исполнительных ролях в составе так называемого «третьего элемента», т. е. служащих в земстве, где он и начал свою земскую карьеру. Но когда его избрали на боевой и ответственный пост члена губернской земской управы, это оказалось ему не по плечу, и, если память мне не изменяет, он оставался в этой должности только одно трехлетие».
Тем не менее губернским гласным Павел Николаевич был не одно трёхлетие.

Образовавшаяся связь семьи Павла Николаевича с семьёй Фешиных переросла в особо близкие и необыкновенно сердечные отношения после скоропостижной и неожиданной кончины Николая Николаевича. Фешины часто бывали в доме Павла Николаевича. Уезжая в Америку, они оставили часть своих вещей, архива и ряд работ Николая Ивановича Фешина в этой семье. «Дамоклов меч», витавший в стране в этот период времени над дворянством, – репрессии, расстрел родных, иммиграция Фешиных в Америку – не позволяли открыто говорить о многом, а тем более показывать. Долгие годы оставленное Фешиными хранилось в тайне и только значительно позднее часть оставленного была передана потомками в Казанский художественный музей.

Многогранность интересов Павла Николаевича поражает: активна служебная и общественная деятельность, участие в распространении ремёсел среди населения, увлечение живописью, участие в воспитании детей ушедшего из жизни брата Н.Н. Бельковича, оказание помощи любому, кто в ней нуждался.
Умер Павел Николаевич в 1937 году. Клавдия Дмитриевна прожила долгую жизнь, дожив практически до 90 лет (ориентировочно).
Похоронены Павел Николаевич, его жена – Клавдия Дмитриевна, дочери – Мария и Софья, внучка Татьяна на Арском кладбище г. Казани в 100-150 метрах от церкви.

 

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>