© 2017 galina spb_vstrecha_4

Встреча сестер и братьев Фаворских в Санкт-Петербурге

Сергей Решетников
Санкт-Петербург
Ноябрь 2016

Итак, 15 ноября 2016 года. Питер. Снег валил, как будто бы из огромной фуфайки выпотрошили ватную подкладку и всё её содержимое вытряхнули на столицу нашей родины Москву и культурную столицу России Санкт-Петербург. Снежная вата занесла все взлетно-посадочные полосы аэропортов. Мы с дочерью Олей и её сыном, моим внуком Сергеем Решетниковым (он сам попросился с нами в дорогу) вылетели из Иркутска на встречу с родными, которых обрели совсем недавно.

Как хорошо, что наши технические службы аэропортов смогли справиться с происками незадачливого природного портного, завалившего всё вокруг ватными материями снежных хлопьев. Пересадка в Москве после почти шестичасового перелёта, и вот мы уже в машине нашего друга Михаила Молчанова едем размещаться на ночлег в его питерской квартире. Встреча по-родственному тёплая. Дружба с ним со времён Усть-Илимской молодости навсегда сблизила и сроднила нас. Посидели, поболтали, а перед этим зашли в супермаркет, чтобы затариться провизией. При этом Миша не разрешил нам оплачивать купленное. За всё категорически рассчитывался сам. Я чувствовал при этом себя неловко и пошутил:
- Миша, квартира на халяву, еда на халяву, не жизнь – а праздник.
- Пожалуй, мы останемся здесь навсегда.
Миша улыбнулся в ответ и произнес:
- Конечно, оставайтесь, я буду очень этому рад!
У меня не было слов для ответа…

Утро 16 ноября. Температура воздуха в Питере +3 градуса по Цельсию. В Иркутске – минус тридцать, разница для нас существенная. Идем по тротуарам, месим снежную кашу, с которой не в силах были справиться коммунальные службы из-за её обилия. А идём мы в Александро-Невскую лавру через мост. Река Нева в своем фарватере забита снежной шугой. Лёд не успел сформироваться по причине тёплой погоды. Мы любуемся пейзажем.

Река Нева, как и наша Ангара проистекает из озера. Только Нева – из Ладожского, а Ангара – из огромного Байкала. От мыслей об этом на пронизывающем ветру становится теплее. Наши реки, как сестрички, очень похожи по своему происхождению. А мы идем на встречу с моей сестричкой, моей и нашей общей кровиночкой – Наташей Фаворской. Она уже два дня, как прилетела в Питер из Алма-Аты, где проживает с мамой, дочерью и мужем Максимом Золотухиным. Они с мужем очень занятые люди, прекрасные фотохудожники, вырвались на неделю. Мы заранее планировали эту встречу. При этом мне было очень волнительно. Ведь встречались впервые.
И вот ко мне бежит девушка с распростёртыми объятиями. Она узнала меня. Мы же переписывались по интернету, обменивались фотографиями.

За моей спиной главный собор Александро-Невской лавры, который знал моего дядю Сергея Серапионовича Фаворского, его сына Михаила. Духовным отцом Сергея был настоятель храма Серафим Вырицкий. Да и сам храм не был осквернен по участию в его судьбе Сергея Серапионовича, врачевавшего высоких большевистских чинов и членов их семей. Был он замечательным врачом. С его внучкой Мариной Михайловной мы уже познакомились в апреле этого года, о чем я писал прежде.

А тут бежит Наташка, моя Наташка, моя сестрёнка, о существовании которой я ещё совсем недавно и не подозревал. Она бежит, а мне кажется, что навстречу вместе с ней движется её дед Михаил Серапионович – родной брат моей бабушки Веры, погибший на фронте в годы Великой Отечественной войны. И вместе с ними мне на встречу идут моя любимая бабушка Вера и её сестры Мария с Надеждой. А сзади от храма быстрым шагом к нам идут их родные братья: Сергей и Василий, которые с любовью, издалека наблюдали за развивающимися событиями. Не знаю, но, может быть, с нами в тот момент были о. Серапион с сыном Иоанном.

Фаворская Наташа, Решетниковы Сергей старший, Сергей, Ольга

Мы обнимаемся. На моих глазах слезы, слёзы радости. Мне светло и тепло. Пронизывающий ветер с Невы уже не так заметен. Казалось, что хмурые облака расступились и показались лучики солнца. Макс фотографировал. Он, как профессионал, ловил трогательные моменты. Не знаю, смогла ли фотокамера уловить мои искренние чувства и всё окружающее нас пространство, передать это в фотографии. Но я испытал мгновения счастья. Счастья прикосновения у этого Божественного храма к родному тёплому, умиротворённому прошлому и трепетному настоящему, которые в тот момент были вместе с нами в наших с Наташей объятиях.

Потом Наташа обнимала моих Олю и Серёжу. Потом мы обнимались с Максимом. Конечно мы пошли в Храм, поставили свечи, купили иконы. Потом мы гуляли по набережной канала Грибоедова, у Храмам Спаса на Крови, расстались уже затемно.


Назавтра предстояла совместная встреча с Мариной Фаворской – нашей троюродной сестрой и родными сестрой и братом Наташи – Женей (по мужу Кузьминой) и Ростиславом Фаворским. При этом Наташа, как ни старалась, не могла скрыть своего волнения.
У них был общий отец – Александр Михайлович Фаворский, но они не были до сих пор знакомы. О существовании друг друга узнали не так давно. Женя с Наташей имели не очень активную переписку по интернету, но встречаться им не доводилось. А тут, как снег на голову, явился их троюродный брат Сергей с берегов Байкала (это я, конечно) и встреча родственников должна состояться наяву.

У Наташи были потаённые обиды на своего отца. Он оставил семью с больным ребёнком (старшей сестрой Наташи), вступил в новый брак… Мне эти чувства были по-человечески понятны. Вообще-то, у потомков отца Серапиона, наших предков были схожие проблемы, которые они сами и создали (исключение составляет Иван Серапионович). Так, например, мой отец Алексей Алексеевич Решетников разошёлся с моей мамой, когда я был маленьким мальчишкой. При этом моя бабушка Вера Серапионовна и дед Алексей Васильевич любили друг друга до конца жизни и разлучила их только смерть деда. Я отца никогда не осуждал, так сложилась жизнь.
Отец Марины – Михаил Сергеевич (сын Сергея Серапионовича) тоже оставил семью, когда Марина была маленькой девочкой. При этом Сергея Серапионовича с супругой Лидией разлучила только его смерть. Вот и у Наташи была подобная ситуация – её родители разошлись. При этом её бабушку Ксению Александровну с дедом разлучила смерть Михаила Серапионовича. Такие, в чём-то похожие судьбы. Отсюда и переживания, и волнения.

Родителей и родственников не выбирают. Они даются тебе без твоего ведома и навсегда, хотел бы ты этого или нет. Правда для меня те далёкие детские переживания, связанные с разводом родителей, сделали своё дело – я никогда не задумывался об уходе из семьи. Я не смог бы подвергнуть свою дочь Олю страданиям, связанным с расставанием нас с женой Леной – её родителей. Получилось так, что у меня одна единственная жена на всю мою жизнь. Слава Богу, что она терпит меня всё это время, вот уже более сорока лет. Но и я стараюсь не создавать конфликтов и не давать поводов для ссор и переживаний.

Встреча трех сестёр и двух братьев была простой и тёплой. Мне показалось что, Женя переживала сильнее всех. Ростислав поначалу тоже был немного скован. Марина была весёлой и непринужденной, мы с ней уже знакомы, и в общении не было необходимости осторожничать и подбирать выражения. Такой тёплый настрой передался всем остальным.

Ростислав и Женя (по мужу Кузьмина) и Наташа Фаворские

- Какие милые и интеллигентные родственники у меня, – думал я.
А мой Серёга, по возвращении в Иркутск, написал рассказ, в котором описывал, какие у его деда – меня, были счастливые глаза.

Мы говорили о наших родственниках. Я рассказывал о своих поисковых работах по генеалогии. Говорили о наших детях, о жизни. Дарили друг другу сувениры, фотографировались. Было очень интересно общаться. Женя педагог, Ростислав бывший кадровый военный, ныне трудится в энергосистеме Санкт-Петербурга. У Наташи в глазах светилась любовь к своим родным брату и сестре, которые тоже в свою очередь выглядели оттаявшими. Они договорились летом съездить на могилу своего отца. Все переживания и волнения исчезли сами собой. Когда пришло время расставаться, мы уже ощущали себя по-настоящему родными людьми.

И почти пять тысяч километров, которые разделяют Иркутск и Алма-Ату с Питером, уже не казались таким большим расстоянием. Мы их преодолели. Остаётся надеяться, что другие наши родные, проживающие в Москве, тоже смогут преодолеть расстояния и мирскую или рабочую суету, чтобы соединиться со своими родными. На кладбище к могилам наших предков мы в этот раз выбраться не смогли. Снежные заносы стали непреодолимым природным препятствием. Договорились встретиться летом снова в Питере.
А Марина пригласила нас на белые ночи, чтобы полюбоваться цветущим Санкт-Петербургом, разведением мостов. Только нас теперь уже ничто развести не сможет. Думаю, что все мы сможем вместе полюбоваться и неземной красотой Священного моря, нашей жемчужиной Сибири – озером Байкал!
————————————
На первом фото: Фаворские Ростислав, Женя, Наташа, Марина; Решетниковы Сергей-старший, Сергей, Ольга.

Отзывов: 4

  1. Наталья Фаворская
    16.01.2017 в 17:11 | #

    Мне кажется, что пора готовиться к новой встрече. Что-то аж всплакнула)))
    Серёжа, ты наша совесть! Я как окунулась после приезда в круговерть работы, переезда, болезни гриппом, праздников, беременности дочки (да-да, я скоро стану бабкой!) – так и не пишу почти никому. Отвечаю смайликами на письма и всё. (((
    Но родственники, на то и родственники – поймут и простят.
    Фамилия у нас величественная и великодушная.
    А ведь наверняка с неба на нас смотрят наши великие пращуры, да и не очень великие…
    Смотрят, улыбаются и одобряют… Точно им хорошо от того, что мы встретились!
    Спасибо, Галина! Спасибо, Серёжа!
    Всех люблю, надеюсь на продолжение!

    • Сергей
      16.01.2017 в 17:36 | #

      Конечно, до новых встреч, моя дорогая сестричка!

  2. Владимир
    16.01.2017 в 18:32 | #

    Великолепная статья! Побольше бы таких статей, побольше бы таких семей!

  3. Tatiana
    19.01.2017 в 00:03 | #

    Сказочная статья. До слез. Может, напишите об этой встрече в газету «Память рода»?

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>