© 2016 galina belkovich_5

Белькович Н.Н. – первый директор Казанской художественной школы

Родина моя – Татарстан. Словно мощный магнит ты притягиваешь меня снова и снова. Приезжая в Казань поклоняюсь её прекрасному облику: архитектурным сооружениям старины и прекрасным нововведениям, красоте улиц и доброжелательности окружающих, особой культуре и великолепным театрам, неповторимости и обаянию.
Как много значимых личностей собрала ты на своей земле! Как много сделали они не только для Татарстана, но и для Отечества. Их имена на века вписаны в историю Татарстана, России и за рубежом. Шесть поколений моих предков от Арцыбашевых до Бельковичей также нашли место в этой истории.
В канун 150-летия моего дедушки – Николая Николаевича Бельковича, первого директора Казанской художественной школы, повинуясь зову сердца и памяти казанцев из художественного мира, хочется поведать о нём.
Корнеева В.М. (Белькович по матери) – внучка Н.Н. Бельковича.

Корнеева В.М.

Сохранить и приумножить всё доброе, что
есть в нашем мире и каждом человеке.

Николай Николаевич Белькович родился 6 декабря (по старому стилю) 1866 года в уездном городишке Ядрин (ныне Чувашская Республика). Всего в семье было пятеро сыновей.
К моменту взросления Николая семья перебралась на жительство в Казань и Надеждино. Зимой дети учились в Казани, а лето проводили в имении Надеждино. Николай поступил в Казанское реальное училище. В реальном училище преподавание велось на достаточно высоком уровне. Здесь проявились художественные способности Николая. Еще, будучи учеником реального училища, он, единственный, получил Похвальный лист Казанской научно-промышленной выставки за рисунок головы Лаокоона.

Николай Белькович – учащийся
Казанского реального училища
[1]

Окончив реальное училище, Николай Николаевич поступил в Высшее художественное училище при Императорской Академии Художеств и окончил натурный класс Академии со свидетельством на право преподавания в средних учебных заведениях. К сожалению, дальнейшее обучение в Академии было невозможно из-за болезни (туберкулёза лёгких) и последовавшего удаления одного лёгкого.
Его переполняла идея распространения художественного образования в народе. Практически всю свою недолгую жизнь он посвятил избранному пути.

Особых успехов в живописи Николай Белькович не достиг. Тем не менее, Дмитрий Белькович (племянник) писал: «Я ничего не сказал о занятиях живописью, которой дядя Коля отдал несколько лет своей молодости. По живописи (маслом) он достиг не малых успехов… Я помню следующие: законченные портреты крестьянина-охотника Григория Леонтьева и молодой девушки Марфуши, нянчившейся некоторое время со мной и моей сестрой Машей. Портрет матери, т.е. нашей бабушки, за швейной машиной, тоже законченный. Жанровая картина. Первое утро после возвращения со службы солдата к изменившей ему жене. Он поднимается с постели, а она сидит, отвернувшись, за столом… Портрет моего отца в возрасте 16-17 лет. Больше не помню. Всё это пропало после 17 года. А как жаль…».

В 1895 году выпускники Императорской Академией Художеств: Н.Н. Белькович, Х.Н. Скорняков, Г.А. Медведев, Ю.И. Тиссен, А.И. Денисов при поддержке Академии, обратившей особое внимание  именно на Казань, «как главный просветительский центр всего Востока России, откуда надлежало бы постепенно нести художественные знания в народ», основали   Казанскую художественную школу, ныне художественное училище им. Н.И. Фешина.

В ноябре 1904 г. Казанская городская дума постановила ходатайствовать перед Императорской Академией Художеств об учреждении в Казани художественной школы. Николай Николаевич был  непосредственным разработчиком  текста данного ходатайства. На открытие школы разрешение было получено, но в средствах на её содержание первоначально было отказано, что вынудило Н.Н. Бельковича ходить с подписными листами на пожертвования для школы. На средства, выделенные Казанской городской думой в размере 2000 рублей, и средства, собранные от пожертвований, первоначально школа и была создана.

Далее вице-президент Академии Художеств граф Толстой предложил на должность заведующего школой бывшего ученика натурного класса Академии Художеств, проживающего в Казани, дворянина Н.Н. Бельковича (1895 год НА РТ фонд 1, опись 3, дело 9742, л. 1-83). В ответ на предложение графа Казанский губернатор пишет: «возражений не имею, но следует узнать о его политической благонадёжности» (л. 17).
Казанский полицмейстер подал губернатору города рапорт о том, что «бывший ученик натурного класса Императорской Академии Художеств, дворянин Белькович, под судом и следствием не состоял, поведения хорошего, образ жизни ведёт скромный» (л. 19)
Таким образом, вопрос о назначении заведующим школой дворянина Н.Н. Бельковича был решён, и он всю свою энергию, энтузиазм, знания направил на скорейшее открытие Казанской художественной школы.

Пресса сообщила:
«В субботу, 9 сентября 1895 года в час дня в помещении художественной школы (на Лядской улице в доме Вагнер) имеет быть отслужен молебен по случаю открытия школы. Занятия начнутся 12 сентября».

В школу было принято 109 учащихся. На открытии школы присутствовали высшие должностные лица: губернатор, управляющий Казанским учебным округом, городской голова, председатель губернской земской управы, ректор университета.
Руководителем школы Н.Н. Белькович стал в 27 лет, и за трёхлетний срок своего руководства школой сделал так много, что удивляло современников и удивляет сегодня. В кратчайшие сроки был создан Устав школы, в разработке которого Н.Н. принял самое деятельное участие. Поражает, что и сегодня многие положения Устава остаются не просто актуальными, но  могут служить пособием при создании Устава учебного заведения. Особые события, происходившие в школе, как правило, описывались.

Школа быстро развивалась. Так, Н.Н. Белькович в своём письме вице-президенту Академии Художеств И.И. Толстому пишет: «Начиная дело, мы не могли даже предполагать и мечтать о том широком размахе, который приняла наша школа. Несмотря на то, что она существует лишь три месяца, мы поставлены в необходимость с нового года  открыть фигурный класс, что вызвано быстрым движением вперёд учеников».

Оценки деятельности школы были высокими. Г.Г. Мясоедов, инспектировавший работу Казанской художественной школы в 1897 году по заданию Императорской Академии Художеств, писал: «… Если обратиться к деятельности школы, то дело ведётся старательно с большой любовью и толком. Плохих работ не видно, полное отсутствие небрежности и лёгкого отношения к делу. Общий уровень по оконченности и направленности рисунка мне показалось выше уровня московской школы. Система обучения, в которой обращается внимание на способности быстро схватывать общую форму, не оставляет желать лучшего».

Деятельность самого Н.Н. Бельковича была высоко оценена и отмечена наградами. Так, в 1898 году ему от Академии Художеств была выражена благодарность за образцовое ведение дела в бытность заведующего школой, а в 1899 году Николай Николаевич награждён орденом Св. Станислава III степени.

Имелось множество и других поощрений. Искусствовед Е.П. Ключевская пишет:
«За короткий трёхлетний срок своего директорства Белькович успел сделать на удивление много. Реализовал программу живописного отделения в полном объёме, открыл гравёрное  (1896 г.) и архитектурное (1897 г.) отделения, воскресные бесплатные рисовальные классы «для художественного развития ремесленников и других лиц». Кроме того, «дабы дать разумный отдых ученикам и способствовать их культурному развитию», по его инициативе и при непосредственном участии проводились «воскресные чтения» и вечера набросков. При Бельковиче были заложены основы художественного музея и библиотеки, с привлечением крупнейших мастеров искусства. Уже в январе 1896 года он поставил на обсуждение городской  думы вопрос о выделении участка городской земли под строительство собственного здания школы и добился его положительного решения».

Совет Академии Художеств дважды, в 1896 г. и 1897 г., выражал «… похвалу лицам, посвятившим свои труды достижению школой столь благоприятных результатов».
В 1902 году Н.Н. Белькович произведён в коллежские регистраторы.
Николай Николаевич вёл обширную деловую переписку с вице-президентом Академии Художеств графом И.И. Толстым, уточняя все детали дела.
«Корреспонденты Н.Н. Бельковича – не только высшие должностные лица Министерства Императорского Двора, но и знаменитые художники: В. Мате, А. Киселёв, О. Шервуд, гордость нации – И. Репин, И. Шишкин. Судя по этой переписке, Н.Н. Белькович в полной мере обладал даром человеческого взаиморасположения и отзывчивости» (ст. Е.П. Ключевской «Дом на Лядской» газеты «Далёкое-близкое» 1985 г.).

Вот одно из писем И.И. Шишкину от 27.11.1897 г.:

Глубокоуважаемый Иван Иванович!
От души порадовался, получив Ваше письмо: раз пишете — стало быть, здоровы, а понадобился этюд — стало быть, настолько здоровы, что и за дело взялись. Слава богу! Слава богатырю земли русской! Какие невзгоды ему не по плечу!
…Ваши этюды произвели страшную сенсацию среди учеников, и уж столько про них разговоров и толков!
…Мы уже посмели их вставить в рамы и развесить по классам. Скоро готовы будут и рамы для офортов.
Кроме непосредственно сильного впечатления от Ваших этюдов, самый факт такого ценного подарка отразился сильно на подъеме духа нашей школы. «Стало быть, мы что-нибудь дастоим, когда нам дарят такие вещи». Ученики ура кричали и целый день ног под собой не чувствовали.
Пользуюсь случаем, чтобы еще раз от лица всей школы выразить самое горячее спасибо.

Всей душой Вам преданный
Н. Белькович

В год открытия школы в неё поступает и Н.И. Фешин, талант которого был замечен Николаем Николаевичем. Семья Фешина к тому времени была в бедственном материальном положении. Однако отец, всегда мечтавший дать Николаю художественное образование, определил его в открывшуюся школу. Родители Николая Ивановича к тому времени разошлись. Мать возвратилась к своим родителям в Кострому, а отец покинул Казань в поисках работы и заработков. По рассказам Татьяны Николаевны Белькович (дочери Н.Н.), Фешин часто бывал в семье Бельковичей. Его принимали всегда ласково, с сочувствием к создавшейся ситуации. Теплота и сердечность семьи Бельковичей располагала к тому, что мальчик приходил в дом Бельковичей, как к себе.

Впоследствии Николай Николаевич и Николай Иванович становятся не только друзьями, но и единомышленниками. По рекомендации Бельковича Фешин поступает в Высшее художественное училище при Академии Художеств, где по прошествии некоторого времени поступает в мастерскую Ильи Ефимовича Репина.

Портрет Н.Н. Бельковича 1890-е годы.  Н.И. Фешин
Бумага, карандаш; ГМИИ РТ

Впрочем, в Императорскую Академию Художеств поступает большая часть первого выпуска Казанской художественной школы.
Все годы учёбы в Академии Художеств, а также последующей работы Н.И. Фешина в Казанской художественной школе не прекращается его общение с Н.Н. Бельковичем.

Портрет Н.Н. Бельковича. Н.И. Фешин
Ак Брас галерея

Николай Николаевич Белькович в своей деятельности заведующего школой много времени уделяет вопросу приобретения земли и выделения средств под строительство Казанской художественной школы.
Имеется документ:
1895 г. Фонд 1, опись 3, дело 9742, л. 1-183
Н. Белькович просит Губернатора созвать Попечительский совет, чтобы решить вопрос об отводе земли под постройку здания для КХШ (л.134). Представители от города – городской глава С.В. Дьяченко, от земства – К.А. Юшков, от школы Н. Белькович, от педсовета К.Л. Мюфке и Г.А. Медведев.
Заинтересовав общественность, высоких должностных лиц, добившись вместе со своими соратниками больших успехов, среди которых практически стопроцентное поступление выпускников в Академию Художеств в Санкт-Петербурге, Белькович добровольно оставляет пост директора, предварительно добившись выделения участка земли и средств под строительство школы.
Николай Николаевич Белькович считает целесообразным передать полномочия К.О. Мюфке – руководителю архитектурного отделения, талантливому архитектору. По проекту К.Ю. Мюфке и было построено столь величественное здание.
Насколько можно судить по разным источникам интерес к личности Николая Николаевича не ограничивался только ролью первого директора Казанской художественной школы. Далее мы увидим, как много сделал этот человек на ниве просвещения и в последующие годы. А пока несколько слов о школе.

В ней учились и достигли поразительных результатов многие выдающиеся люди, которыми впоследствии гордилось и гордится по сей день Отечество: Н.И. Фешин, К.Н. Боратынская (внучка поэта), Е. П. Фирсов, Е. Мазин, П.П. Беньков, Д.Д. Бурлюк, П.А. Родимов, А.М. Родченко и многие, многие другие.

Казанское художественное училище им. Н.И. Фешина

Невозможно не сказать и о факте того, что с момента своего создания Казанская художественная школа стала входить в сферу интересов семьи Боратынских. Географически школа располагалась в непосредственной близости от усадьбы Боратынских, на Большой Лядской улице, в доме Вагнер (ныне ул. Горького, 16/7, где размещается гимназии № 3). А в 1897 году вольнослушательницей школы стала внучка поэта Е.А. Боратынского, Ксения.
Ксения Николаевна Алексеева – Боратынская (1878–1958) оставила в семейном архиве (частично переданном в дальнейшем в казанский музей Е.А. Боратынского и музей-усадьбу «Мураново») обширные воспоминания, временные рамки которых включили в себя драматические события российской истории конца XIX – начала XX веков. В 2007 году ее мемуары «Мои воспоминания» вышли в свет. Четвертая глава называется «Художественная школа и дневник путешествия за границу».

Устройство художественной школы в первые годы ее существования, портреты преподавателей и учащихся, события внутри школьной жизни. Захватывающая атмосфера творчества описаны Ксенией Николаевной живо и подробно.
В своих воспоминаниях она признается:
«Я тогда отлично понимала, что дарований у меня никаких нет, что я пошла не по своей дороге, но я нашла себе товарищей, нашла то общество, которое меня удовлетворяло. Я знакомилась с людьми, училась у них… одним словом, я окунулась в многогранную, интересную жизнь, которой еще не знала до сих пор».
Три года Ксения провела вместе с веселой студенческой братией. Но в 1900 году, не закончив курса, она принимает решение, которое описывает: «решила бросить все и идти по тому пути, который давно меня манил, а именно я решила поступить учительницей в Шушарскую земскую школу».
Этот шаг стал началом многолетней и плодотворной педагогической деятельности Ксении Николаевны. К принятию такого решения ее подтолкнуло знакомство с Николаем Николаевичем Бельковичем.

Так, Ксения Николаевна Боратынская писала:
«Хотелось бы подобрать лучшие слова, существующие в нашем прекрасном русском языке, чтобы обрисовать этот образ кристальной чистоты и пламенного энтузиазма. Вспоминаю его с благоговением и благодарностью. Неуравновешенный идеалист – народник, блаженный юродивый с всеобъемлющей, мятущейся душой. Он был случайный гость на земле. Никогда не сумел устроить свою жизнь, не мог обеспечить огромную семью и умер нищим. Но тогда он был в периоде творчества. Организаторские способности у него были блестящие».
Она же пишет: «Худой, высокий, с благообразным иконописным лицом, окаймлённым тёмно-русой бородой, с лучистыми серо-зелёными глазами. Сколько света было в этих глазах. Они до сих пор светят мне из далёкого прошлого».

Ксения Николаевна Боратынская

После того как Н.Н. Белькович оставляет пост директора художественной школы он получает назначение в Академию Художеств на должность инспектора. Канцелярия Академии Художеств уведомляет, что приказом по Министерству Императорского двора от 29.11. 1898 года за № 55 определён на службу в Академии Художеств дворянин Н. Белькович (НА РТ фонд 564, опись 1, дело 63,  л. 4). В должности инспектора студентов Н.Н. Белькович служит до 1905 года. Служба в Академии давала значительные блага: квартиру при Академии с отоплением, довольно высокую заработную плату, бесплатное обучение детей в средних учебных заведениях и др.

Н.Н. Белькович (в центре второго ряда) с выпускниками
Академии художеств
[1]

Одна тысяча девятьсот пятый год перевернул жизнь и взгляды молодого, подающего надежды инспектора. Причиной послужили события 9 января (по старому стилю) 1905 года, названные «Кровавым воскресеньем», когда на его глазах и глазах студентов императорскими войсками была расстреляна мирная демонстрация рабочих во главе со священником Георгием Гапоном. Служить в Академии для Бельковича стало невозможным. Увиденное стало большим потрясением, и Николай Николаевич принимает решение оставить государственную службу. Отказавшись от высокой должности, хороших условий и благ, предоставленных Академией, имея уже пятерых детей, трое из которых: Михаил, Татьяна (моя мама), Екатерина родились в период жизни Н.Н. в Петербурге, он переезжает жить в имение своей матери Надеждино.

В Петербурге у Н.Н. Бельковича скопилась значительная сумма денежных средств, и он принимает решение построить на эти средства в Надеждино для деревенских ребят маленькую художественную школу и самому учить в ней. И он осуществил это. Была построена изба с большими окнами, но заниматься в ней ему пришлось только одну зиму.

В 1906 году Россию постиг сильный неурожай, и земство предложило Николаю Николаевичу участвовать в организации помощи местному населению и он, естественно, не мог отказаться. В 1906-1907 годах он занимался этим и позднее говорил, что эта работа потребовала от него чрезмерного напряжения сил, и он всё это время чувствовал себя, как натянутая струна

К этому времени и средства все иссякли не только на школу, но и на семью. Имение давало только ржаной хлеб, молочные продукты, овощи. На приобретение всего остального требовались деньги. Пришлось задуматься о средствах на содержание семьи.

Земство предложило Николаю Николаевичу место страхового агента, и он вынужден был согласиться. Чтобы освоить это дело, ему пришлось, какое-то время поработать в Казани в страховом отделе губернского земства. Это было в 1907-1908 годах. Родным он жаловался на тоску, которая гнетёт его, вынужденного заниматься чуждым, неинтересным для него делом. Впрочем, эта работа не занимала слишком много времени. К тому же, связанные с ней частые поездки по деревням, несколько разнообразили жизнь и давали пищу для души. В них он встречал много людей, а для него человек всегда был интересен по своей сути, своими мыслями, душой, жизненными интересами. Так прошло шесть лет существования.

В этот период времени только семья, дети приносили житейские радости. Воспитанию детей, их образованию уделялось самое пристальное внимание. Несмотря на горячую любовь к детям, которых в семье к тому времени было девять, за их успехами в учебе велось самое пристальное наблюдение.

В 1906-1916 годы Николай Николаевич отдаёт много сил земской деятельности. В 1906 году, будучи земским гласным, представляет Техническому отделу губернской земской управы обстоятельный доклад: «О значении профессионального образования и средствах к его распространению среди населения Казанской губернии». Он предлагает развивать профессиональное образование на основе технического рисования, черчения, приобщении учащихся к искусству. Предлагает на базе художественного и промышленного училищ Казани организовать выставки кустарных промыслов и в дальнейшем сделать их периодическими. Утверждает, что закупая лучшие изделия, земство могло бы создать кустарный музей вместе с библиотекой, постоянной выставкой и бюро заказов. Доклад Николая Николаевича получил горячую поддержку общественности.

По результатам доклада был разработан комплекс мер по развитию кустарного производства. Казанское губернское земство приступило к подготовке большой выставки, для чего понадобилось два с половиной года. Одной из основных задач, которые ставили перед собой организаторы выставки, была следующая: «Показать состояние профессионального образования, кустарных изделий мелкой промышленности. Дать потребителям возможность ознакомиться с продуктами различных производств мелкой промышленности и сельскоого хозяйства и тем самым способствовать сбыту их, а также ознакомить производителей с лучшими образцами изделий крупной промышленности и таким образом содействовать поднятию уровня мелкой промышленности и сельского хозяйства».

Первоначально выставка была задумана как губернская, но в итоге получила статус Международной. Для организации выставки был избран особый комитет, в состав которого вошли: А.Н. Боратынский, И.С. Кривоносов, Н.Н. Белькович, П.Я. Бахтияров, А.П. Романов и председатели уездных земских управ.

Комитет выставки. Во втором ряду первый справа Н.Н. Белькович, в центре В.Н. Белькович

Братья Бельковичи Николай и Владимир, вошедшие в состав комитета, активно включились с присущей им ответственностью и энергией в организацию выставки. Владимир Николаевич Белькович вошёл в состав комитета как председатель Лаишевской земской управы. Летом 1909 года Казань жила необыкновенной, непривычно торжественной и яркой праздничной жизнью.

Главный вход на Выставку

Четвёртого июля (по старому стилю) 1909 года выставка открылась, официально, именуемая так: «Международная выставка мелкой промышленности, профессионального образования, сельского хозяйства с отделами крупной промышленности и противопожарного дела». Павильоны выставки были оформлены участниками и предстали во всей своей красе. Некоторые были украшены причудливой кружевной резьбой.

Торжественное молебствие в день открытия выставки 4 июля

Выставка задумывалась как межрегиональная, однако интерес к ней был настолько велик, что она стала международной. Прибыли экспоненты из Германии, Швеции, Японии. В основном это были фирмы, уже имевшие представительства в России. Вместо предполагавшихся двенадцати губерний Волжско-Камского региона товары представили более тридцати. Свои достижения демонстрировали более 30 губерний, 40 экспонентов из-за рубежа, а также предприятия Казани. Общее число участников было более 2000, при этом 1308 приходилось на мелкую промышленность. Выставка работала до конца лета 1909 года. На ней побывало почти 247 тысяч человек. Было присуждено 36 больших золотых медалей. Она имела успех и пользовалась большой популярностью у всех слоёв населения.

Главное здание. Отдел Профессионального Образования

Выставка всколыхнула не только Казань, но и все Поволжье. Слух о ней прошел по всей России, а участие в этой выставке ряда иностранных фирм распространило его и по всей Европе.  Проведённая выставка потребовала большой организационной работы, но прошла она с большим убытком, как впрочем, и все выставки. Тем не менее, выставка оставила много ценных материалов и указаний. Вскоре после её проведения был устроен кустарный склад, для которого отвели нижний этаж большого дома на главной в городе Воскресенской улице.

Быстрый рост оборотов склада превзошёл все ожидания. Постоянные группы мелких промышленников и кустарей-крестьян на складе свидетельствовали о значимости, как выставки, так и всех сопутствующих и сопровождающих мероприятий. Было намечено строительство и организация 12 ремесленных школ, но построить и оборудовать удалось только четыре. Гражданская война приостановила работы, а революция оборвала.

В это время радовало то, что  Николая Николаевича не оставляли бывшие выпускника Казанской художественной школы. Особо значимым был 1910 год, когда художники Н.И. Фешин, П.П. Беньков, Е.П. Фирсов и П.Ф. Бессонов  встречали празднование Нового года вместе со своим учителем в его имении Надеждино. В этом же году, именно в Надеждино, Н.И. Фешин начал работу над большой картиной «Обливание».

Надеждино, 1910. На фото слева направо: Е.П. Фирсов, Маша Белькович (дочь В.Н. Бельковича),  Александра (дочь Н.Н. Бельковича, будущая жена Н.И. Фешина), П.П. Беньков, Н.И. Фешин, перед ним Татьяна Белькович – сестра Александры, П.Ф. Бессонов, мальчики перед ним – Григорий и Михаил – тоже дети Н.Н. Бельковича. Сидит на снегу Н.Н. Белькович [2]

Дочь Николая Николаевича, Татьяна Николаевна напишет впоследствии: «Я хорошо помню это событие, художники решили встретить Новый 1910 год с папой и приехали к нам. После этого посещения у Александры (старшей дочери Н.Н.) с Николаем Ивановичем Фешиным и завязалась дружба, перешедшая в горячую любовь».

Надеждино, 1910. На фото слева направо: верхний ряд: художники: П.Ф. Бессонов, П.П. Беньков, Е.П. Фирсов во втором ряду: жена Н. Н. – Евгения, Александра и Татьяна (дочери Н.Н.), Н.И. Фешин, Екатерина (дочь Н.Н.), в третьем ряду: Н.Н. Белькович, сын Григорий.

Надеждино, 1910 . Верхний ряд слева направо: П.П. Беньков,
Е.П. Фирсов, Н.И Фешин, П.Ф. Бессонов, Н.Н. Белькович. Впереди:
А.Н. Белькович (дочь Н.Н.), жена Николая Николаевича Евгения

После ухода с поста директора Казанской художественной школы Николай Николаевич Белькович постоянно поддерживает контакты со школой, входит почти ежегодно в состав Попечительского совета и продолжает оказывать своё влияние на её деятельность. Ниже представлен состав Попечительского совета 1916 года.

Впоследствии Николай Николаевич много сил отдаёт земской деятельности по профессиональному образованию (член Комиссии Центрального музея мелкой промышленности и профессионального образования г. Казани, член Попечительского комитета КХШ от губернского земства).

Заседание Попечительского комитета.
Н.Н. Белькович в верхнем ряду третий справа, третий слева А. Н. Боратынский, читающий в центре В. Н. Белькович

У Н.Н. Бельковича была неистребимая, живая любовь к людям. Это давало возможность пережить напряженные годы, когда на страну надвигалась Первая мировая война – один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества.
Германия, в соответствии с заранее разработанным планом ведения молниеносной войны, «блицкрига» (план Шлиффена), направила основные силы на западный фронт, надеясь до завершения мобилизации и развёртывания русской армии быстрым ударом разгромить Францию, а затем разделаться с Россией.
Поражение России в войне способствовало приближению революционного кризиса. Потеряв в войне длившейся более двух с половиной лет, 6 млн. человек, Россия представляла собой страну с измотанным войной народом, разрушенной экономикой, топливным и продовольственным голодом, расстроенной финансовой системой и огромным внешним долгом.
Дмитрий Белькович (сын Владимира Николаевича) в своих воспоминаниях писал: «Помнится, в самом начале войны, дядя Коля рассказал о сне, который увидел и который поразил его и всех. Он увидел движение народных масс и праздничное торжественное шествие. Получалось впечатление чего-то пророческого».
Николай Николаевич поверил в справедливость Октябрьской революции и процессов, последовавших за нею. Революция дала новый импульс его деятельности и он с присущей ему энергией занялся проблемами образования, не жалея на то ни времени, ни сил, ни здоровья. В 1917-1919 годах он избирается инспектором народного образования Лаишевского уезда, где продолжает плодотворно трудиться.
Оставшиеся документы говорят нам об этом.

Архив Корнеевой В.М. (Белькович по матери)

Проблемы образования ему настолько близки, что он старается как можно больше принести пользы на этом поприще. Не останавливают его и проблемы быта, несмотря на то, что в семье к тому времени 10 детей и содержание семьи тоже требует больших усилий.

Архив В.М. Корневой (Белькович по матери)

Не прекращаются и самые тёплые отношения с семьёй Фешиных (дочерью и зятем), которые по возможности стараются помочь в финансовом плане. Но и самому Николаю Ивановичу Фешину приходится туго, не хватает материалов для любимых занятий живописью. Нет красок, холстов, кистей.
В этот период времени Н.Н. Белькович особо тесно сотрудничает со своим братом Владимиром Николаевичем, который поддерживает его во всех начинаниях и видах деятельности.

Братья Владимир Николаевич и Николай Николаевич Бельковичи

Александр Николаевич Боратынский

Сотрудничество братьев Бельковичей многие годы тесно связано с семьёй Боратынских. Александр Николаевич Боратынский при участии братьев Бельковичей и Н.И. Фешина занимается созданием мастерских, участвует в работе земского кустарного совета, организации Международной выставки мелкой промышленности, профессионального образования, сельского хозяйства с отделами крупной промышленности и противопожарного дела в 1909 году, а в самый драматичный 1918 год спасает художественную школу от разорения.

Александр Николаевич Боратынский

Он убеждает комиссара Академии художеств А. Тамалова возобновить финансирование школы, приводя доводы «…спасение этого художественного центра и его учеников, представляющих собой беднейших людей Поволжья, возлагающих на свои художественные дарования все свои надежды и теряющих при остановке школы всё своё будущее». Хлопоты Александра Николаевича успешны и в ноябре 1918 года финансирование возобновляется. Но это произошло в период, когда Боратынский А.Н. уже был расстрелян.

Усадьба Боратынских на переломе веков была одним из духовных культурных центров Казани. С ней связаны имена профессора-востоковеда А.К. Казем-Бека, писателя Н.Г. Гарина-Михайловского, художников Н. Фешина, А. Фомина, Н. Сапожниковой, поэта П. Радимова, основателя Казанской художественной школы Н. Бельковича и многих других известных казанцев.

Усадьба Боратынских на ул. Горького (бывшая Лядская)

Нищета, голод, болезни, расстрелы преследуют практически каждое семейство. Дмитрий Владимирович Белькович (сын Владимира Николаевича) вспоминает: «Из того, что мне пришлось слышать, а также из письма Ксении Николаевны Боратынской Павлу (сыну Николая Николаевича) о последующей её встрече с дядей Колей в Казани, на улице, когда он перекинулся несколькими бодрыми словами, у меня сложилось впечатление, что он воспринял Октябрьскую революцию, как начало новой жизни, и радостно принял участие в послереволюционных начинаниях, отдавая им всего себя, все свои помыслы. Иначе он не умел жить и работать».

Революция подняла самые различные слои населения, и откуда ждать беды, было непредсказуемо. Однажды произошёл горький и трагичный эпизод в жизни, когда враждебно настроенные крестьяне собрались у господского дома. Не знали, чего ждать от грозной толпы. Николай Николаевич смело вышел навстречу и сказал:
«За что Вы так относитесь к нам. Наша семья открыла для вас школу и ремесленные мастерские. Кого мы обидели?». Тогда из толпы вышел молодой крестьянин и сказал: «Собирайте детей, пакуйте вещи, забирайте всё, что вам нужно. Мы пришлём подводы». Так семья лишилась родового поместья и выехала в г. Лаишев».
Когда пришла подвода за вещами, то крестьянин достаточно дружелюбно сказал: «Вот вам телега и дуга, а я вам больше не слуга», но постояв немного, всё же организовал помощь в погрузке вещей.

Кончилась война. Наступили тяжелейшие годы. Шёл 1920 год. В стране свирепствовали голод, болезни, тиф. Тифом переболели практически и все члены семьи Н.Н. Бельковича. Николай Николаевич тоже перенёс тиф. Его уже готовили к выписке, но после купания в ванной поднялась высокая температура, и на следующий день его не стало. Так закончилась жизнь талантливого человека, любившего жизнь, людей, свято преданного молодёжи и образованию. Ему шёл всего 54-й год.
Похоронен Белькович Н.Н. в Лаишево в Свято-Троицком монастыре на кладбище Софийского собора.

Когда была установлена советская власть церкви, соборы, монастыри постигла печальная участь. Свято-Троицкий монастырь в 1923 году был закрыт. Игуменью убили внутри храма. Двести монахинь и послушниц выгнали на улицу. В Троицкой церкви поместили машинотракторную станцию.
Пострадал и Софийский собор. Его закрыли в 1930 году. В этом же году сняли колокола. Верхние ярусы колокольни, барабаны и главы храма снесли. Находящееся при Софийском соборе кладбище гусеницами трактора сравняли с землёй.

Всю свою сознательную жизнь Николай Николаевич Белькович посвятил развитию художественного образования среди молодёжи Казанской губернии и развитию просвещения, отдавая всю свою энергию, разум, материальные средства. Нельзя забывать и о той огромной роли, которую сыграл Николай Николаевич в открытии, становлении, развитии Казанской художественной школы, подарившей миру много замечательных художников, один из которых, Николай Иванович Фешин, прославил школу и г. Казань своим творчеством и талантом на весь мир.
Как многое хотел и смог бы сделать Н.Н. Белькович, но ранняя и скоропостижная смерть оборвала жизнь талантливого организатора, человека и семьянина, преданного образованию и делу воспитания молодёжи.
—————————————
Примечания:
[1] Фото из архива В.М. Корневой (Белькович по матери).
[2] Фото предоставлено Ю.Б. Ляховым и опубликовано впервые на блоге 23.12.2011 здесь


 

 

Отзывов: 15

  1. Корнеева Вера Михайл
    07.12.2016 в 13:48 | #

    Галина Фёдоровна! Бесконечно благодарна за достойную профессиональную обработку текста статьи с 100% сохранением её содержания, каким-то особым вкусом и подходом. Успехов и благодарных авторов.

    • galina
      07.12.2016 в 17:02 | #

      Вера Михайловна, Ваша замечательная статья содержит столько интересных подробностей о жизни и служении Николая Николаевича Бельковича! Спасибо Вам за труд по увековечиванию памяти скромного подвижника на ниве художественного просвещения бедного юношества Казанской губернии.

  2. Вера
    15.12.2016 в 20:19 | #

    Великолепная статья с живо представленным достойным человеком. Действительно, создается «образ кристальной чистоты и пламенного энтузиазма», чему больше всего, по-моему, соответствует портрет работы Фешина. Все гармонично и душевно. Спасибо!

    • Корнеева Вера Михайл
      20.12.2016 в 21:16 | #

      Спасибо Вам большое за тёплый, сердечный отзыв. Жаль, что Вы не обозначились. Корнеева Вера Михайловна

  3. Л.Колокольная
    20.12.2016 в 23:19 | #

    Сегодня, 20 декабря 2016 года, в день юбилейной даты -150-летия нашего дорогого и любимого Николая Николаевича Бельковича, позволю себе, с осознанием этого события, выразить благодарность в сегодняшнем времени за то благородство и уважение, которое он проявлял к народу, внеся плодородные семена в развитие культуры и образования, не считаясь со временем, здоровьем, материальным недостатком. Всё это было его жизнью! Все зёрна проросли и дали всходы в его детях внуках, правнуках и в будущих поколениях, которые продолжают претворять его замыслы – нести образование и культуру в народ. Служить РОДИНЕ, иметь ЧЕСТЬ, СОВЕСТЬ – это кровный родовой признак, носителем которого был Николай Николаевич и будущие его поколения. Пусть ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА горит, освещая путь вновь идущим!!!
    Лариса Колокольная

  4. Нина
    11.01.2017 в 10:05 | #

    Прочитала на одном дыхании. Легкий простой язык, интересные факты. Написано с большой любовью к близким, к своей семье. Верочка, в очередной раз восхищаюсь твоим кругозором, настойчивостью, талантом.
    Целую, Нина.

    • Корнеева В.М
      24.01.2017 в 19:25 | #

      Ниночка! Дорогой мой человек! Спасибо за высокую оценку столь дилетантской работы. Получилось что-то вроде пробы пера. Но стремилась к точному изложению фактов. Предки были замечательными людьми, а дедушкой конечно горжусь. Бессеребренник и подвижник.

  5. О.И.Белькович
    26.01.2017 в 15:37 | #

    История жизни Николая Николаевича Бельковича, открытая нам автором, вызывает всю гамму человеческих чувств: благодарность, радость, гордость, сопереживание, горечь и стыд…
    Николай Николаевич Белькович пришел в этот мир с открытой душой и распахнутым сердцем. Он пришел созидать и просвещать. Он искал и находил молодые дарования в глубинке, пестовал их и всячески помогал им встать на ноги. Он с большим сочувствием относился к обездоленным людям, помогал им, порой в ущерб своей большой семьи. И, разумеется, он был воодушевлен грядущими переменами в социальном устройстве. Для него Октябрьская революция это начало новой жизни. Он был верен себе, отдавая всего себя и все свои помыслы новым послереволюционным начинаниям на ниве образования и просвещения.
    Николай Николаевич Белькович оставил о себе самую добрую память. Мы, потомки, испытываем большую радость, благодарность и гордость, что на нашей Земле рождаются люди такой величины! Но как горько и стыдно, что при жизни ему довелось встретиться с человеческим предательством. Горько и стыдно, что кладбище, на котором он был захоронен, погибло под гусеницами революции.
    Николай Николаевич Белькович был Божий человек. Он бесконечно любил жизнь и людей. Лично его знавшие считали, что он мощью своего духа опережал свое время. Был ли Николай Николаевич Белькович случайный гость на Земле? Нет, нет и нет. Ведь на таких людях держится наша жизнь и наша Земля! Вечная память!
    Низкий поклон автору Вере Михайловне Корнеевой и Галине Федоровне Соколовой за публикацию памятной статьи в честь Николая Николаевича Бельковича.

    Олег Игоревич Белькович, профессор, внук Владимира Николаевича Бельковича – родного брата Николая Николаевича Бельковича.

  6. galina
    26.01.2017 в 17:55 | #

    Олег Игоревич, благодарю Вас за столь прочувствованные слова о Николае Николаевиче Бельковиче. Замечательно, что появилась возможность познакомиться с рассказами о нем близких родственников. Присоединяюсь к Вашим словам благодарности Вере Михайловне Корнеевой, чьими трудами воссоздается и сохраняется память о замечательном человеке, подвижнике, оставившем по себе память в истории культуры не только нашей Казани, но и России.

  7. 30.01.2017 в 19:45 | #

    Глубочайшая благодарность автору – дорогой сестре Вере Михайловне Корнеевой и редактору сайта за прекрасные слова в адрес одного из наиболее талантливых сыновей Николая Павловича Бельковича – Николая Николаевича – основателя и первого директора Казанского Художественного Училища.Так мало пожил, так много сделал. Кланяюсь терпению, труду, страданиям и удивительному благородству наших предков самим своим присутствием и работой на земле, которая их породила, показавшим потомкам как может и должен вести себя человек в сложнейших условиях конца 19 – первой половины 20-го столетий. Неустанно по крупицам собирая разрозненные сведения и документы о славной пятёрке братьев-Николае, Павле, Владимере, Петре и Дмитрии Николаевичах Белькович их родителях и близких, горжусь племенем людей, давшим своим потомкам образ, за которым должно следовать и который нужно боготворить.
    Олег Владимирович Коробовский-внук Петра Николаевича Бельковича. Заслуженный строитель Р.Т., Почётный строитель России.

  8. Ольга Ковальчук
    29.03.2017 в 22:10 | #

    Вера Михайловна, спасибо за статью, за знакомство с Николаем Николаевичем Бельковичем. Поражает личность Вашего деда талантливого, мудрого, прозорливого УЧИТЕЛЯ,прекрасного организатора и просто хорошего человека. Читаешь и понимаешь, каким надо обладать мужеством, чтобы в такие трудные для страны годы, оставаться верным своим жизненным принципам,сохранять ЧЕСТЬ и ДОСТОИНСТВО. С одной стороны, вызывает сожаление, что этому удивительному человеку был отпущен такой короткий жизненный век, а с другой стороны, видишь, какой огромный вклад внес Николай Николаевич в развитие нашего искусства, да и не только искусства. Всего того, что было им сделано хватило бы ни на одну долгую жизнь. Человека помнят по его делам и поступкам. Думаю, что память о Николае Николаевиче будет жить еще ни одно столетие. Вера Михайловна, спасибо за сохранение памяти. Это важно не только для Ваших детей и внуков, но и для всех нас!!!

  9. Олег Молчанов
    13.06.2017 в 11:28 | #

    Вера Михайловна! Огромное вам спасибо за такой экскурс в прошлое нашей великой страны России, богатой и талантами и благородными людьми. Читая вашу замечательную статью, смотря на эти одухотворённые лица с фотографий, я погрузился в атмосферу той эпохи и вместе с ними прожил жизнь. Через Вас, читая письмо вашего деда Шишкину, смотря на фото Боратынского, Фешина, который учился у самого Репина, у меня щемит сердце, я восхищен вашими предками и ещё яснее понимаю трагедию нашей страны России, которую мы потеряли. Об этом я написал песню, называется «Другая Россия», при случае покажу вам. Благодарю судьбу за знакомство с вами!
    Олег Молчанов – композитор.

    • Корнеева В.М
      14.06.2017 в 09:48 | #

      Олег! Большое спасибо не мне, а Вам. Вы своим творчеством и совместным творчеством с Аллой Ковнир сделали с нашей семьей что-то невероятное. Подняли в интернете все ваши клипы, выступления: «Путь на вершину горы», «Матушка Россия», «Атаман Лихо» и др. Разнообразие жанров, художественное оформление, отраженная в них красота России невероятны. Совершенно не планируемая 3-х дневная встреча с Вами дала мне и Анатолию Ивановичу новые импульсы. Ваша скромность, интеллигентность, разнообразие интересов, знания истории России, внимание к людям и многие другие качества поражают. Еще раз спасибо Вам за организацию поездки с нами по лермонтовским и историческим местам, за ночные часы совместного общения. Берегите себя, свои трогательные, нежные и добрые чувства к Аллочке и сыну, предметам Вашей гордости и восхищения.

  10. Елена
    14.06.2017 в 22:37 | #

    Уважаемая Вера Михайловна, с большим интересом прочла Вашу статью. Мария Владимировна Белькович (дочь Владимира Николаевича Белькович) моя бабушка, поэтому мне очень близка эта тема. Фотографию 1910 года в Надеждино я видела у бабушки и на фотографии не бабушка, а ее сестра Нина Белькович, портрет которой нарисовал Фешин. Бабушка 1891 года рождения и в 1910 году ей должно быть 19 лет, а на фотографии явно ребенок, Нина, сестра бабушки, моложе бабушки лет на 10, ей должно быть 9-10 лет, похоже, и бабушка говорила, что это Нина. Я спрашивала бабушку:» Почему Фешин не нарисовал ее портрета?» – потому что, она к тому времени была взрослой, а Фешин рисовал тогда детей. С уважением, Елена.

  11. Корнеева В.М
    25.06.2017 в 14:44 | #

    Елена, добрый день! Рада, что Вас интересует тема Бельковичей и готова с Вами поделиться копиями писем бабушки и имеющимися у меня фотографиями. Буду рада, если и Вы чем-то поделитесь со мной, так как тема братьев Бельковичей меня не «отпускает». Наверное, Вы в курсе, что изданы две мои книги: «Мои родные… Н.Н. Белькович». Очевидно, Вы дочь Владимира или Дмитрия (отчества я не знаю). Уточните, пожалуйста. Относительно Вашего сомнения по поводу Марии и Нины позвольте с Вами не согласиться. У меня есть подлинное письмо Марии Владимировны, где она пишет о том, что на фотографии она. Этот факт и занесен как в книгу, так и в статью. Моя мама, Татьяна Николаевна Белькович была очень дружна с Марией Владимировной, и они переписывались много лет. После смерти тети Маши я несколько раз переписывалась с ее дочерью Ольгой. Очень жалею, что из-за занятости, а вернее сверх занятости не смогла съездить в Риммаш. Род Бельковичей столь интересен, а братья Бельковичи все, без исключения, талантливы и деятельны, что стоит о них оставить след в истории РТ. У меня сохранилось несколько писем т. Маши и фотография ее с братом Дмитрием. Готова с Вами поделиться и контактировать в дальнейшем. Убедительная просьба в дальнейшем связываться по эл. адресу: korneeva41@mail.ru

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>