© 2014 galina praded_kantonist

Прадед кантонист

В 1773 году «Киевской губернии Васильковского уезда местечка Фастова еврейского кагала»* в семье Гиля Ригбар и жены его родился сын, которого родители нарекли Мошко (уменьшительно-ласкательное от Моисей). У Мошко Гилева сына Ригбар ** в 1803 году родился первенец Шай-Мендель. (Шай – радость). У Шая-Менделя было четверо братьев – Нафтула, Михель, Борух и Янкель. Но меня интересовать будет именно старший сын Мошко Гилева сына Ригбар – Шай-Мендель. У него и его жены Товбы-Леи (1800 г.р.) родились сыновья Арон-Шмуль (1827) и Иось (1843).

В 1855 году двенадцатилетнего Иося забрали в рекруты, т.к по законам Российской империи старшего сына в семье не брали. По циркулярному предписанию Департамента Военного Министерства от 18 октября 1856 года в III Учебную бригаду Казанского батальона военных кантонистов был доставлен Рыкбар Ефимий Павлов, до крещения звавшийся Jось Рыкбар. Около двух лет потребовалось для пешего путешествия из Киевской губернии в Казанскую. Это примерно 1700 километров. Где-то в пути маленький Иось был крещен, принял православие, получив в крестные отцы неведомого Павла. И только сохраненная фамилия позволила не потерять след его на бескрайних просторах империи, протянула ненадежную нить от местечка Фастова близ Белой Церкви под Киевом до центра обширной восточной провинции, губернского города Казани.
В сохранившихся Исповедных росписях, «составленных при церкви во имя Спасителя, что в Казанском Кремле о бывших и не бывших у исповеди и Св. причастия во Св. Четыредесятницу и прочие посты» 1860, 1861 и 1862 годов в числе прочих кантонистов значится и Ефим Рыкбар. В следующей ведомости 1863 года его уже нет. И можно лишь предположить, что к этому времени срок пребывания его в учебном батальоне подошел к концу. Где нес службу новоиспеченный рядовой императорской армии мне не ведомо. Однако известно, что 27 июля 1870 отставной сапожник Ефим Павлов Рыдберг был причислен к мещанскому обществу города Казани. 24 августа этого же года он вступил в брак с девицей, дочерью умершего унтер-офицера Семена Стефанова Пелагеей Семеновой. Жениху было 27 лет, невесте 17. К сожалению, ничего о Пелагеи Семеновой более мне не известно.

Так чем же интересна эта семейная пара, почему я рассказываю их историю? Дело в том, что обыватели из местечка Фастова Гиль, Мошко Гилев сын, Шай-Мендель Мошков сын и Иось сын Шай-Менделя Ригбар мои прадеды по маминой линии. Прабабушка по этой ветви до Пелагеи Семеновой известна только одна, это Товба-Лея. Жаль.
Единственный документ, уже мной упомянутый выше, сохранил скупые сведения о самом близком прадеде по этой линии. Из «Именного списка по Алфавиту III Учебного батальона бригады Казанских батальонов военных кантонистов» узнаем, что роста Ефим Павлов был небольшого, всего-то 2-х аршин, т.е. 142 см. По современной антропометрической таблице роста мальчиков возраста от 7 до 17 лет это нижняя граница низкого роста для тринадцати летнего подростка. Прадеду было в 1856 году 13-14 лет. Любопытно, что в одном с ним списке состоит сын губернского секретаря Аквилянов Николай Аркадьевич девяти лет роста совсем уж невероятного – 1 аршин и 14 вершков. Аршин составляет 71,12 см, вершок – 4,445 см. Стало быть, Николай Аркадьевич Аквилянов успел вырасти к моменту зачисления в батальон всего-то до 133,35 см, т.е. был почти на 10 см ниже Ефима Павлова. К сожалению, на этом антропометрические сведения и заканчиваются. Но при небольшом росте трудно предполагать атлетическое сложение у еврейского мальчика. Остается надеяться, что со временем прадед прибавил не только в росте, но и физически развился. Впрочем, здоровья он был не крепкого, ибо скончался 41 года от роду в 1884 году в Казани.

Об успехах Ефима Павлова в преподававшихся науках сказано так: «способен Закону Божию, чтению, письму, арифметике средственно, портному хорошо». В этом он не отличается от своих сверстников, некоторые из которых по учебным дисциплинам и вовсе худо успевали. По мастеровой специальности и обучался он, видимо, т.к. во всех метрических записях о рождении его детей писан был в качестве причисленного к Казанскому мещанскому обществу отставного сапожника. Воинская специальность сохранилась за ним пожизненно, определив занятие прадеда по увольнении из армии.

В Описи ремесленникам города Казани, год составления которой не указан, сохранились сведения о сапожной мастерской, в качестве владельца названа прабабушка Ринберг Пелагея Семенова, солдатка. В мастерской работали трое подмастерьев. Возможно, Опись относится ко второй половине 80-х годов XIX века, когда прадеда уже не было в живых.
У Ефима Павлова и Пелагеи Семеновой мне известно четверо детей: Вера (1871), Александра (около 1874), Елена (1875), Алексей (1879). Вторая из дочерей – Александра Ефимовна Ригберг это моя бабушка.
——————————-
*) Кага́л (кахал, ивр. קָהָל‎ — собрание народа, сход) — орган общинного самоуправления, стоявший во главе отдельной еврейской общины в диаспоре и являвшийся посредником между ней и государством, в широком смысле слова община у евреев, в узком — административная форма самоуправления общиной у евреев в Польше и других странах Восточной Европы в XVI—XVIII веках, в Российской империи в период 1772—1893 г. Источник Википедия
**) Должна сказать, что фамилия моих предков по этой линии писалась в разное время в самых разных вариантах.

 

Отзывов: 3

  1. Владимир
    16.01.2014 в 09:16 | #

    А вот интересно: с какого момента подросток становился кантонистом официально – тогда, когда его забрали из семьи в Фастове, или когда он прибыл в Казань? В первом случае его должны были принять на воинское довольствие. И, надо думать, он преодолевал эту дорогу в 1700 верст не в одиночку, а в некой команде, иначе подростки в 12-13 лет могли просто теряться в дороге, да и сама дорога не безопасна.
    Стало быть к этой команде должен был приставляться кто-то старший. Эта «прогулка» почти в два года также, вероятно, была за государственный счет: питание, ночлег, одежда кантонистов, в конце концов – так ли? В связи с этим вся затея с перемещением кантониста по возможности дальше от дома выглядит весьма затратной и не слишком эффективной – теряются два года. А сколько таких команд по России постоянно перемещались!

  2. Вера
    16.01.2014 в 21:57 | #

    Владимир, Вы правы, должно быть весьма затратно было перемещать кантонистов на столь большие расстояния, но надо помнить, что в стремлении окрестить как можно большее количество иудеев Царское правительство было, по-видимому, готово и не на такие расходы. «Выкресты» имели свои права и обязанности и строго запрещено было менять фамилии, полученные при крещении. Поэтому большое счастье, Галина, что фамилия Вашего прадеда претерпела столь незначительные изменения и осталась узнаваемой, а ведь практика была не только отчество, но фамилию крестного давать. Что бы Вы тогда делали?! Прочитала с большим удовольствием несколько раз. Интересное исследование!

    • galina
      19.01.2014 в 10:07 | #

      Согласна с Владимиром и Верой, перемещение малолетних еврейских мальчиков из западных и юго-западных губерний в центральную и восточные области Российской империи было весьма затратным и хлопотным. Но для этого были у правительства важные резоны. Пока я не достаточно ознакомилась с вопросом. Потому не буду озвучивать скороспелых суждений по нему. Но вот то, что повезло мне с фамилией моего прадеда, соглашусь. Сохранение родительских фамилий при крещении стало возможным где-то во второй половине XIX века. В противном случае найти сведения о его происхождении было бы практически невозможно.

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован. Required fields are marked *

*
*

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>